ДЕПРИВАЦИОННЫЙ СТРЕСС

как фактор стимуляции творческого процесса
25.08.2021

Физи­че­ская и пси­хиче­ская изо­ля­ция явля­ются в эво­лю­ции уни­вер­сальными факто­рами сти­муля­ции вооб­ра­же­ния и твор­че­ского про­цесса. Об этом сви­детельствуют факты био­логии пове­де­ния, кли­ники и твор­чество в соци­альных сетях пери­ода панде­мии.

пандемия
Наи­бо­лее распрост­ра­нен­ным в исто­рии чело­вечества средст­вом пре­одо­ле­ния эпи­де­мий и панде­мий явля­ется каран­тин – изо­ля­ция, система огра­ниче­ний, использо­ва­ния пра­вил и контроля инди­виду­ального и соци­ального пове­де­ния. Все каран­тин­ные мероп­ри­ятия при­во­дят к депри­ваци­онному стрессу, кото­рый про­явля­ется в изме­не­ниях всех инстинк­тив­ных форм пове­де­ния, в частности, в пере­еда­нии или ано­рек­сии, в депрес­сиях, в вспыш­ках агрес­сии, в инду­циро­ва­нии анти­каран­тин­ных про­тес­тов, в созда­нии мифо­ло­гии зара­же­ния и изле­че­ния, в госпи­тализме, когда возни­кают труд­ности в адап­та­ции после прек­ра­ще­ния каран­тина. Моде­лями каран­тин­ного пове­де­ния явля­ется про­филак­ти­че­ская крат­кос­роч­ная изо­ля­ция в детских сана­тор­ных учреж­де­ния, огра­ниче­ния перед про­ник­но­ве­нием в закры­тые коллек­тивы и перед учас­тием в сорев­но­ва­ниях, дли­тельное тюрем­ное заклю­че­ние, долгос­роч­ная госпи­тали­за­ция, инди­виду­альные огра­ниче­ния в связи с осо­бен­нос­тями сома­тиче­ских и пси­хиче­ских забо­лева­ний, напри­мер, при соче­та­нии хро­ниче­ского психоза или низкого интеллекта с эпи­зо­дами агрес­сии, асо­циального и кри­минального пове­де­ния или компульсив­ной суицидальности.

Биологические модели изоляции

Био­логи­че­ской, эво­люци­онной моделью депри­ваци­онного стресса явля­ется так назы­вае­мая мета­боли­че­ская изо­ля­ция, при кото­рой живот­ное может есть и пить, но не может перед­ви­гаться, изо­ля­ция в волье­рах и огра­ничен­ных прост­ранст­вах, в частности, в дельфи­на­риях, зоо­пар­ках и цирках. Все эти учреж­де­ния факти­чески явля­ются тюрьмами и концент­ра­цион­ными лаге­рями для живот­ных абсо­лютно всех видов. В неко­то­рых из них стресс депри­ва­ции усу­губ­ля­ется насильствен­ным телес­ным, визу­альным, ауди­альным, ольфак­тор­ным контак­том с чело­ве­ком или группой людей. Наблю­де­ния пока­зали, что после сня­тия депри­ваци­онных огра­ниче­ний у при­ма­тов, содер­жа­щихся в мета­боли­че­ских клет­ках, часто отме­чается сти­муля­ция игро­вого пове­де­ния, альтру­изма, возни­кают новые формы пове­де­ния, однако у неко­то­рых живот­ных фикси­руется пато­логи­че­ское пове­де­ние, напо­мина­ющее ката­то­нию [2]. Большая часть при­ма­тов в зоо­пар­ках про­являют приз­наки изо­ляци­онной депрес­сии со сте­рео­типи­ями, стрем­ле­нием к само­пов­реж­де­ниям, апатии.

M. Vančatová [14] расска­зы­вала исто­рию, кото­рая слу­чи­лась во время навод­не­ния в августе 2002 года в Праж­ском зоо­парке. Закры­тые вольеры для при­ма­тов нахо­ди­лись на нижнем уровне зоо­парка, и их стали дости­гать воды Влтавы, живот­ных спешно эва­куи­ро­вали, но слу­чайно забыли о самке шимпанзе, кото­рая была заперта в своем вольере. Через несколько дней уро­вень воды пони­зился, и при осмотре терри­то­рии несчаст­ная шимпанзе была обна­ру­жена. Стены ее вольера были испещ­рены кро­ва­выми лини­ями, кото­рые ассо­ции­рова­лись с абстракт­ными рисун­ками, она писала пальцами своей кро­вью, кото­рая сочи­лась из повреж­ден­ной зубами локте­вой вены. Сущест­вуют также опи­са­ния сте­рео­тип­ной игры сво­ими пальцами, ветками у высших при­ма­тов в оди­ночестве, сле­пог­лу­хоне­мые дети в оди­ночестве при­жи­мают к себе и мани­пули­руют своей обу­вью. Известно, что оди­ночество и целе­нап­рав­лен­ное жела­ние побыть одному во всех культу­рах свя­зано с пере­жи­тым стрес­сом [10, 15].

Осо­бен­ности твор­чества обе­зьян мало отли­чаются от тако­вых у ребенка до 2-х лет. Они, как и мале­нькие дети, пыта­ются достичь упо­рядо­чен­ности, пред­по­чи­тая центр пери­фе­рии рисунка, или стре­мятся к монох­ром­ности, или выби­рают контраст­ные цвета, пыта­ются использо­вать при рисо­ва­нии различ­ные части тела и даже морду, а также руки иссле­дова­теля. Cходство с ранним детским твор­чест­вом у обе­зьян заклю­чается в подходе к самому твор­че­скому про­цессу как к игре. Это заметно по форме выра­же­ния рисунка и по результату твор­чества [13]. Осно­вопо­лож­ник это­ло­гии чело­века I. Eibl-Eibesfeldt [10] пишет, «Когда я услы­шал об этих иссле­дова­ниях, то немед­ленно взял краски и бумагу, отпра­вился в зоо­парк Hellabrunn в Мюнхене и дал возмож­ность пори­со­вать двум самкам шимпанзе. Они не только согла­си­лись рисо­вать, но делали это с удо­вольствием. Высо­коран­го­вая самка рисо­вала по всему листу бумаги, самка ниже рангом использо­вала мале­нький учас­ток бумаги. Если она брала дру­гую краску, то рисо­вала мале­нькое пятно справа от первого, при этом прик­ла­ды­вала столь большие уси­лия, что прор­вала в бумаге дыру. Она вела себя так, как будто не позво­ляла себе рисо­вать на откры­том поле. Это напо­ми­нает нам про­ектив­ный тест, осно­ван­ный на опи­са­нии личност­ных харак­те­рис­тик на основе рисунка дерева: пси­хически здо­ро­вый чело­век рисует дерево с ветвями в центре листа». По неиз­вест­ной при­чине обе­зьяны, оста­нав­ли­ва­ясь, счи­тают работу завер­шен­ной, будто опа­са­ясь ее испортить.
Шимпанзе Питер, Пьер Брассо
Картина шимпанзе Конго
Картины шимпанзе Конго, творческий стиль которого описывали как «лирический абстрактный импрессионизм». Первым способности Конго заметил зоолог и художник-сюрреалист Десмонд Моррис
Шимпанзе Питер, Пьер Брассо
Картина шимпанзе Конго
Шимпанзе Питер и его картина, выставленная в галерее в Гетеборге как работа французского художника Пьера Брассо
Шимпанзе Питер, Пьер Брассо
Картина шимпанзе Конго
Шимпанзе Питер и его картина, выставленная в галерее в Гетеборге как работа французского художника Пьера Брассо
Картина шимпанзе Конго
Шимпанзе Питер, Пьер Брассо
Картины шимпанзе Конго, творческий стиль которого описывали как «лирический абстрактный импрессионизм». Первым способности Конго заметил зоолог и художник-сюрреалист Десмонд Моррис
D. Morris (цит. I. Eibl-Eibesfeldt, [10]) размес­тил про­изве­де­ния обе­зьян в гале­рее вместе с рабо­тами совре­мен­ных худож­ни­ков, не назы­вая их авто­ров. Никто не смог распоз­нать живот­ного про­исхож­де­ния этих картин, но мно­гие отме­тили эти работы как жизне­радост­ные и осно­вательные про­изве­де­ния абстракт­ного искусства. Для всех картин обе­зьян, по мне­нию D. Morris, было харак­терно сле­дующее:
1. Актив­ность худож­ника зави­села только от него самого.
2. Компо­зи­ция строго контро­лиро­ва­лась.
3. Ощу­ща­лось прост­ранство, оно запол­ня­лось ритмично и регулярно.
4. Актив­ность ста­нови­лась всё более направ­лен­ной и искус­ной по мере при­обре­те­ния практики.
5. Отме­чены инди­виду­альные стили, кото­рые варьи­ро­вали в динамике.
6. Картины закан­чи­ва­лись, когда холст опти­мально заполнялся.
7. Шимпанзе рисо­вали в опре­делён­ной последовательности.
8. Инди­виду­альные харак­те­рис­тики работ были доста­точно выражены.

Детально изу­чено также твор­чество дельфи­нов, сло­нов, лоша­дей и сви­ней. Отме­чаются также зна­чительные вари­ации пения неко­то­рых птиц в зави­симости от места оби­та­ния и при пере­меще­ния в иное место обитания [7, 10].

Изго­тов­ле­ние ору­дий, напри­мер, воро­нами, также можно счи­тать твор­че­ским про­цес­сом. И., Ю. Крас­новы, авторы про­екта «Animal Art», выде­ляют у живот­ных три вари­анта твор­чества: «созна­тельное твор­чество, то есть, созна­тельные действия живот­ных, в результате кото­рых полу­чаются рисунки. Живот­ные пыта­ются выра­зить свои «мысли», пере­дать посредст­вом рисо­ва­ния какие-то образы. Созна­тельно рисуют – шимпанзе, оран­гу­танги, неко­то­рые виды дельфи­нов, возможно, слоны и вороны.
Шимпанзе Конго
Дельфин-художник
Шимпанзе Конго
Дельфин-художник
Слон в Чиангмае
Слон в Чиангмае
Шимпанзе Конго
Шимпанзе Конго
Дельфин-художник
Дельфин-художник
Слон в Чиангмае
Слон в Чиангмае
Условно созна­тельное твор­чество. Прак­ти­чески то же самое. Однако при­сутст­вует веро­ятность того, что живот­ные действуют лишь меха­нически, не подра­зуме­вая конеч­ной целью своих действий, созда­ние опре­делен­ных гра­фиче­ских обра­зов. К этому направ­ле­нию мы отно­сим работы тех живот­ных, интеллек­ту­альные спо­соб­ности кото­рых слиш­ком мало изу­чены и в отно­ше­нии кото­рых мы сами не имеем опре­делен­ной точки зре­ния. Так рисуют собаки, лошади, сви­ньи и так далее.
Пёс Сем
Мустанг Чойа
Пёс Сем
Мустанг Чойа
Кабанчик Смитрфилд
Кабанчик Смитрфилд
Пёс Сем
Пёс Сем
Мустанг Чойа
Мустанг Чойа
Кабанчик Смитрфилд
Кабанчик Смитрфилд
Бессоз­на­тельное твор­чество. Рисунки, создан­ные живот­ными, кото­рые, одноз­начно, не осоз­нают смысла своих действий. Так рисуют с улит­ками, червями, личин­ками насе­ко­мых, репти­ли­ями, амфи­би­ями. Также к этому направ­ле­нию отно­сятся: «кра­соч­ные» отпе­чатки лап разных живот­ных, следы, остав­ля­емые на холсте или бумаге после отря­хива­ния живот­ных от нанесён­ной на них краски, рисунки, выпол­нен­ные хвос­тами, ушами и дру­гими частями тела живот­ных, на кото­рые нанесли краску» [9].
Улитка «рисует»
Картина, «нарисованная» улитками
Улитка «рисует»
Картина «нарисованная» улитками
Черепаха Купа
Черепаха Купа
Улитка «рисует»
Улитка «рисует»
Картина «нарисованная» улитками
Картина, «нарисованная» улитками
Черепаха Купа
Черепаха Купа
В широ­ком смысле можно счи­тать, что ана­ло­гом искусства у высших живот­ных явля­ется игра и ритуал, эле­менты кото­рых допол­няют дру­гие слож­ные формы пове­де­ния, в частности сексу­альное, пове­де­ние доми­ниро­ва­ния и иерар­хии, пище­вое пове­де­ние, терри­тори­альное пове­де­ние или пове­де­ние обла­да­ния и обмена. Для игры и риту­ала как осо­бых слож­ных форм пове­де­ния харак­терны сте­рео­тип­ность, непол­ное выра­же­ние пове­де­ния, избы­точ­ность одних эле­мен­тов при реду­циро­ва­нии других.

Депри­ваци­онный стресс у мно­гих живот­ных и чело­века часто при­во­дит к сти­муля­ции так назы­вае­мого «твор­че­ского само­выра­же­ния» [1]. Тем не менее, не всегда акти­виро­ва­ние фанта­зий в оди­ночестве при­во­дят к твор­че­скому про­цессу и не всегда этот про­цесс пози­ти­вен. Нега­тив­ное вооб­ра­же­ние лежит в основе деструк­тив­ных фанта­зий, ревности, зависти, агрес­сии и бреда. Мно­гие худож­ники и музы­канты ука­зы­вают, что нечто еще должно возник­нуть, чтобы любой твор­че­ский про­цесс начался, опре­делен­ная фикса­ция вни­ма­ния, сосре­дото­чен­ность, возмо­жен даже насильствен­ный спон­тан­ный твор­че­ский акт. Нужно просто комби­ниро­вать, застав­лять себя рабо­тать. Это не всегда возможно, так как оди­ночество, осо­бенно про­дол­жи­тельное, сопро­вож­да­ется сни­же­нием настро­ения, чувством вины и утра­той плана буду­щего, нега­тив­ными воспо­мина­ни­ями, сте­рео­тип­ной актив­нос­тью, эпи­зо­дами тре­воги. Эти явле­ния также хорошо опи­саны как при искусст­вен­ной депри­ва­ции, так и в период дли­тельных тюрем­ных заклю­че­ний. Дру­гая версия заклю­чается в том, что у неко­то­рых людей гене­тически, по пока неяс­ным при­чи­нам, функция вооб­ра­же­ния развита больше, чем у дру­гих. Она лишь акти­виру­ется оди­ночест­вом и депри­ва­цией, любым стрес­сом или утра­той. Если исклю­чить из наблю­де­ния гипо­ма­нья­ков, можно заме­тить, что актив­ное вооб­ра­же­ние само при­во­дит к оди­ночеству и утрате пони­ма­ния окру­жаю­щих. Фикса­ция вни­ма­ния на про­цессе неми­ну­емо ведет к отго­рожен­ности, уме­ньше­нию потреб­ности в обще­нии, суже­нию кру­гов инте­ре­сов вообще. В край­них слу­чаях при­ходится гово­рить о сверх­цен­ности фанта­зиро­ва­ния, подоб­ного пато­логи­че­ской рефлек­сии, когда обра­щен­ность «вовнутрь» при­во­дит к утрате связи с окру­жаю­щим миром и, соот­ветст­венно, утрате пони­ма­ния мотива подоб­ного стиля пове­де­ния окру­жаю­щими. Твор­че­ские личности часто утверж­дают, что просто не могут не созда­вать, испы­ты­вают импе­ратив­ную потреб­ность в твор­честве, некий посто­янный при­зыв, напо­мина­ющий физи­оло­гиче­скую потреб­ность. При этом с создан­ными про­изве­дени­ями они могут обра­щаться, как с мусо­ром. Так, по воспо­мина­ниям совре­мен­ни­ков, P. Cézanne, уходя с пле­нэра горы Сент Виктуар, разве­ши­вал этюды на ветках в саду; P. Gauguin раскра­ши­вал утлую хижину на острове Хива-Оа. Неко­то­рые писа­тели сжи­гали свои руко­писи, как напри­мер, Н. Гоголь, А. Пушкин, М. Булга­ков и Б. Пастер­нак или запре­щали их публи­ко­вать, как F. Kafka. Таким же обра­зом вели себя неко­то­рые уче­ные по отно­ше­нию к своим изоб­ре­те­ниям и текстам. В дру­гих слу­чаях творцы утверж­дают ценность каждой своей строки и штриха и тре­петно отно­сятся к своим про­изве­де­ниям как к собствен­ным детям.

Клиническая изоляция

При­чи­ной дли­тельной изо­ля­ции в пси­хиат­ри­че­ских кли­ни­ках явля­ется стой­кое асо­циальное пове­де­ние, непре­рыв­ное тече­ние забо­лева­ния, посте­пен­ная утрата соци­альных комму­ника­ций и отсутст­вие родствен­ни­ков, но иногда и симптом «вра­щаю­щейся двери», когда после выписки паци­ент обна­ружи­вает себя во враж­деб­ном мире и вновь стре­мится в кли­нику. Подоб­ный симптом харак­те­рен также для неко­то­рых кри­минальных реци­дивис­тов. Наш паци­ент П.А. про­вел в кли­нике 40 лет с диаг­но­зом непре­рывно теку­щей пара­ноид­ной шизоф­ре­нии, однако на самом деле он боялся выписки, хотя для страха не было ника­ких осно­ва­ний. Он сво­бодно пере­мещался по терри­то­рии и парку больницы. Его само­изо­ля­ция, госпи­та­лизм были избран­ной им формами адап­та­ции. На про­тяже­нии мно­гих лет он ста­рался быть полез­ным, общался со сту­ден­тами, пора­жая их пара­док­сальнос­тью мышле­ния, рисо­вал пла­каты и сочи­нял стихи. Каждое утро в тече­ние всей своей жизни в кли­нике он рисо­вал пла­кат на кусочке картона и прик­реп­лял его неда­леко от при­емного покоя и адми­нист­ра­ции клиники (рис. 1).
психолог, арт-терапевт
Рис. 1. Плакат
В тече­ние дня пла­кат обычно сры­вали, сохра­няли на память сту­денты, но, если на сле­дую­щий день пла­кат оста­вался на месте, П.А. все равно рядом разме­щал новый. То есть на про­тяже­нии всего кли­ниче­ского сущест­во­ва­ния он осу­ществ­лял акцию концеп­ту­ального искусства, зада­чей кото­рой была «борьба за наи­луч­шее буду­щее чело­вечества» состо­ящая из, по приб­ли­зительным расче­там, из 13 тысяч плакатов.

Кли­ниче­ская изо­ля­ция может осу­ществ­ляться дома, когда кроме лече­ния паци­ент нужда­ется в уходе.
Паци­ент П., 26 лет. До 2-х лет разви­тие не отли­ча­лось осо­бен­нос­тями, родился в результате вто­рой бере­мен­ности, роды в срок, начал вовремя ходить и про­изно­сить отдельные слова. После при­вивки АКДС развился постпри­вивоч­ный энце­фа­лит и задержка пси­хиче­ского разви­тия. К насто­ящему вре­мени речь невнят­ная и лепет­ная, мотор­ная ала­лия. Физи­оло­гиче­ские отправ­ле­ния контро­ли­рует. Тесты на интеллект соот­ветст­вуют возрасту 2 лет.

Выпол­няет инструк­ции и реа­ги­рует на свое имя. Эпи­зоды агрес­сии по отно­ше­нию к матери. Напри­мер, видит на улице мужчин, кото­рые загля­ды­вают в багаж­ник авто­ма­шины, садится на корточки и засты­вает, их разгля­ды­вая, затем подни­мает камень и бро­сает в мать. Иногда без види­мой при­чины на про­гул­ках зама­хива­ется на мать. На про­тяже­нии нескольких лет при­ни­мает нейро­леп­тики, однако эпи­зоды агрес­сии пред­ска­зать невоз­можно. В связи с этим мать выхо­дит с ним на улицу только рано утром. Нега­тивно реа­ги­рует на вклю­чен­ный теле­ви­зор, кото­рый мать вынуж­дена смот­реть только тогда, когда сын засы­пает. Данные осо­бен­ности пове­де­ния при­во­дят к нарас­та­нию депри­ваци­онного стресса. Диаг­ноз: тяже­лая умствен­ная отста­лость, зна­чительные нару­ше­ния пове­де­ния, тре­бую­щие посто­янного ухода и терапии.
Рис. 2. Твор­чество П., Без назва­ния, (бумага, фло­мас­тер)
Рис. 2. Твор­чество П., Без назва­ния, (бумага, фло­мас­тер)
Наблю­дая за сыном, мать несколько лет назад стала учить его пользо­ваться фло­мас­те­рами. Рисо­ва­ние на листах формата А4 ста­новится его люби­мым заня­тием, пользу­ется только фло­мас­те­рами, реже аква­релью. Во время работы напе­вает без слов, мимика ста­новится актив­ной. Живо­пись соот­ветст­вует абстрак­ци­онизму, работы тонально гармо­низи­ро­ваны (рис. 2). После мно­гоча­со­вой работы ста­новится подчи­няе­мым, эпи­зоды агрес­сии исче­зают. С мате­рью посе­щает арт-сту­дию и пыта­ется перейти на большой формат про­изве­де­ний. Судьбой своих про­изве­де­ний не инте­ресу­ется, разбра­сы­вает рисунки по полу, но мать их соби­рает и рестав­ри­рует. Во время твор­че­ского про­цесса она сле­дит за попол­не­нием запаса бумаги и фло­мас­те­ров, посто­янно хва­лит и одоб­ряет его работу, пыта­ется сама рисо­вать, разве­ши­вает рисунки по сте­нам комнаты.

Паци­ент К. 28 лет. Живет с мате­рью в двух­ком­нат­ной квар­тире. Родился после первых ослож­нен­ных родов в результате кеса­рево сече­ния, через год на основе хро­мосом­ного ана­лиза был постав­лен диаг­ноз детского цереб­рального пара­лича (ДЦП) со спас­ти­че­ской дипле­гией, обна­ружи­ва­лось схо­дяще­еся косог­ла­зие, задержка разви­тия речи, отдельные слова к 4 годам, дислек­сия, дисгра­фия, дискальку­лия, диспрак­сия, синдром дефи­цита вни­ма­ния с гипе­рак­тив­нос­тью, кото­рая в связи со спас­ти­че­ской дипле­гией разви­вается в пре­де­лах поме­ще­ния. Интеллект соот­ветст­вует тяже­лой умствен­ной отста­лости, то есть имбе­цильности. Уро­вень соци­ального функци­они­рова­ния низкий. В связи с гипе­рак­тив­нос­тью мать убрала в комнате сына всю мебель, пове­сила на стену теле­ви­зор, на кото­рый К. пери­оди­чески фикси­рует вни­ма­ние, засте­лила пол матра­цами, а стекла в комнате проз­рач­ными плас­ти­ко­выми щитами. Все психо­т­роп­ные средства, назна­чае­мые пси­хиат­рами, лишь уси­ли­вали растор­мо­жен­ность и вызы­вали в мини­мальных дозах нейро­леп­ти­че­скую инток­си­ка­цию. Речь нечле­нораз­дельная с пери­оди­че­скими экспан­сив­ными выкри­ками. Мани­пули­рует тря­поч­ками, сте­рео­типно ими разма­хи­вая, перек­лю­чает вни­ма­ние на вклю­чен­ный теле­ви­зор, затем на окно и дверь. Мать отка­зыва­ется отда­вать сына в спе­циальное учреж­де­ние, но и не в состо­янии вывезти его в мобильном кресле из дома на улицу. Когда он был мале­ньким, это уда­ва­лось, но теперь из-за большого веса и раска­чива­ний кресло посто­янно падает. Это заста­вило мать полнос­тью отка­заться от про­гу­лок; депри­ва­ция К. нарас­тала, выкрики сле­до­вали один за дру­гим, что при­во­дило к жало­бам сосе­дей. Мать заме­тила, что сын, подпол­зая, сры­вает обои и разры­вает их на мелкие куски. Эти куски она на виду у сына скле­ивала на чистых листах бумаги, обво­дила места склейки, затем пре­дос­та­вила сыну шари­ко­вую ручку, он безо вся­кой системы стал рисо­вать на обрыв­ках обоев, почти не отры­вая руки. Этот про­цесс мать посто­янно поощряла.

При первом обще­нии в комнате на нескольких матра­цах К. сидит на коле­нях, раска­чива­ется и водит ручкой по фраг­менту обоев сна­чала с одной, а затем с дру­гой сто­роны. После совета дать паци­енту сна­чала аква­рельные краски, бумагу, а затем холст и акрил, мать сооб­щила, что прак­ти­чески исчезли пери­оды растор­мо­жен­ности и экспан­сив­ные вспышки, целый день К. занят либо теле­визо­ром, либо рисо­ва­нием перек­ре­щен­ных линий. Полю­бил воско­вые мелки. Жалобы сосе­дей прек­ра­ти­лись, раска­чива­ния в мобильном кресле исчезли, это позво­лило матери выво­зить его на балкон, а затем и на улицу. По-преж­нему пред­по­чи­тает обрат­ную сто­рону ста­рых обоев, кото­рые мать спе­циально про­сит у зна­ко­мых. На про­тяже­нии сле­дую­щего года нари­со­вал сотни рисун­ков, неко­то­рые затем унич­то­жал, дру­гие отда­вал матери как пода­рок с эле­мен­тар­ными сло­вес­ными коммен­та­ри­ями: «Вот. Это тебе. Возьми». От публи­ка­ции работ сына мать отка­за­лась, ска­зала, что стесняется.
Су Тwombly, Jr., 1968
Рис. 3. Су Тwombly, Jr., 1968
Однако мы обна­ру­жили, что точной ана­ло­гией твор­чества К. явля­ются мно­гочис­лен­ные «экспрес­си­онис­ти­че­ские кара­кули» Су Тwombly, Jr. (1928–2011), создан­ные также в технике сво­бод­ного пере­меще­ния цара­пин, каран­даша, пастели и краски, напо­мина­ющие граффити нео­пыт­ных подростков.

В отли­чие от твор­чества пока неиз­вест­ного К., предс­тав­лен­ные работы (рис. 3) были про­даны на аукци­онах за 70 млн долла­ров, при этом он стал тре­тьим в исто­рии совре­мен­ным худож­ни­ком, чье про­изве­де­ние предс­тав­лено в Лувре на посто­янной основе. Это срав­не­ние вовсе не отри­цает гипо­тети­че­скую ценность живо­писи Су Тwombly, Jr., с кото­рой не были зна­комы ни наш паци­ент, ни его мать, но подчер­ки­вает недо­оце­нен­ность искусства К., П. и дру­гих неиз­вест­ных твор­цов. При этом, успеш­ный худож­ник лишь использо­вал концеп­ции абстрак­ци­онизма, а для наших худож­ни­ков абстракт­ное твор­чество явля­ется единст­вен­ным естест­вен­ным средст­вом само­выра­же­ния. Именно в этом состоит его ценность.

Эти, как и мно­гие дру­гие слу­чаи пока­зы­вают, что разви­тие интеллекта может быть лаку­нар­ным, то есть остров­ным. В этом слу­чае депри­ваци­онный стресс выяв­ляет скры­тые твор­че­ские спо­соб­ности. Поэ­тому надежды вну­шают так назы­вае­мые слу­чаи саван­тизма (фр. savant – «учё­ный»), то есть состо­яния, при кото­рых лица с откло­не­нием в разви­тии (в том числе аутис­ти­че­ского харак­тера) имеют «остров гени­альности» – выда­ющи­еся спо­соб­ности в одной или нескольких облас­тях зна­ний, контрас­ти­рую­щие с общей огра­ничен­нос­тью личности. Неясно, речь идет о соче­та­нии гени­альности и пато­ло­гии или сама пато­ло­гия может спо­собст­во­вать возник­но­ве­нию нео­быч­ных и выда­ющихся свойст­в. В 1887 году J.L. Down, извест­ный впос­ледст­вии бла­го­даря опи­сан­ному им синдрому, кото­рый сам по себе счи­тается вари­антом саван­тизма, поскольку стра­даю­щие синдро­мом Дауна часто отли­чаются музы­кальными спо­соб­нос­тями, опи­сал 10 слу­чаев задержки пси­хиче­ского разви­тия, кото­рые он наблю­дал за 30 лет своей прак­тики и не мог опре­деленно поста­вить диаг­ноз, но объе­ди­нил в связи с про­явле­нием у паци­ентов осо­бых спо­соб­нос­тей. В этой группе, веро­ятно, были и аутисты, кото­рые были опи­саны L. Kanner лишь через 50 лет. К числу осо­бых спо­соб­нос­тей отно­си­лась изби­рательная гиперм­не­зия услы­шан­ной или уви­ден­ной инфор­ма­ции и твор­че­ское воображение [6, 12]

Социальное облегчение в творчестве периода карантина

В био­ло­гии пове­де­ния соци­альным облег­че­нием (фаци­лита­цией) счи­тается такое пове­де­ние чело­века и живот­ных, кото­рое запу­ска­ется или уско­ряется наблю­де­нием за ана­логич­ным пове­де­нием у дру­гих [16]. Веро­ятно, теперь к нему сле­дует отно­сить искусство соци­альных сетей. Про­тиво­полож­ным меха­низ­мом явля­ется соци­альное подав­ле­ние (инги­би­ция) – сни­же­ние актив­ности при выпол­не­нии слож­ных действий с неод­ноз­нач­ным исхо­дом, если сущест­вуют наблю­да­тели [11]. В соци­альной сети наблю­да­тели и коммен­та­торы могут игно­риро­ваться, так как пре­обла­дает жела­ние полу­чить пози­тив­ную оценку или сопе­режи­ва­ние, однако в них при­сутст­вует как фаци­лита­ция, так и ингибиция.

Одним из при­ме­ров вли­яния соци­ального облег­че­ния на твор­чество явля­ется группа «Изо­изо­ля­ция» #изо­изо­ля­ция, возник­шая в результате флеш­моба, запу­щен­ного на Facebook 28 марта 2020 года, ини­циа­то­рами были Е. Бруд­ная-Челя­ди­нова с супругом.
Рис. 4. Mucha А. «Живопись», из серии «Искусства» (1898). Исполнитель О. Филатова
Участ­ники «Изо­изо­ля­ции» копи­руют работы живо­пис­цев и скульпто­ров, используя подруч­ные средства: искусст­вен­ные цветы, колготки и поло­тенца, книги, домаш­них живот­ных, фрукты и овощи, собствен­ные изоб­ра­же­ния (рис. 4). Подоб­ное сете­вое искусство можно отнести к различ­ным формам паро­диро­ва­ния, бурлеска, пря­мого копи­рова­ния, ассо­циа­тив­ного искусства. Данная тра­ди­ция наи­бо­лее тесно свя­зана с паро­диро­ва­нием Джо­конды L. da Vinci. В насто­ящее время известно более 300 вари­аций картины, напи­сан­ных как тра­дици­онно, так и изго­тов­лен­ных из дра­гоцен­ных камней, жева­тельного марме­лада, кофе и мно­жества дру­гих подруч­ных мате­риа­лов. Однако в «Изо­изо­ля­ции» запу­ска­ется не только ими­та­ция, но и интерп­ре­та­ция [3], новое виде­ние извест­ного про­изве­де­ния, кото­рое таким обра­зом вво­дится в совре­мен­ный культур­ный контекс­т. Обсуж­де­ния напо­ми­нают дискус­сии на выстав­ках, ими­та­тор или интерп­ре­та­тор ста­новится не просто твор­цом, но и участ­ни­ком худо­жест­вен­ного про­цесса, в кото­ром участ­вуют сотни тысяч зри­те­лей. Посто­янно подчер­ки­вается психо­те­рапев­ти­че­ская ценность этого сете­вого искусства как метода ликви­да­ции депри­ваци­онного стресса и погру­же­ния масс участ­ни­ков в исто­рию искусства. Основ­ные коммен­та­рии работ бла­гоже­лательны, часто выска­зыва­ется удив­ле­ние и восхи­ще­ние дру­гим взгля­дом на мир. Наблю­да­тели легко инду­циру­ются, обре­тают дру­гой взгляд на мир, невро­тиче­ские пере­жива­ния исче­зают или ниве­лиру­ются. К августу 2021 в группе 567800 чле­нов и несколько десят­ков тысяч работ, кото­рые уже начали публи­ко­вать отдельными изданиями [4].

До начала панде­мии также встре­ча­лись ими­таци­онные работы (рис. 5) [17], но они не при­во­дили к «твор­че­ской эпи­де­мии» и счи­та­лись формами рекламы. Таким обра­зом, массо­вый депри­ваци­онный стресс сопро­вож­да­ется не только массо­выми про­явле­ни­ями про­теста и агрес­сии, но также и инду­циро­ван­ной твор­че­ской активностью.
Рис. 5. S. Botticelli (1483–1485) «Рождение Венеры»;
А. Савраненко (2019) «Рождение Аlyona Аlyona»
Рис. 5. S. Botticelli (1483–1485) «Рождение Венеры»; А. Савраненко (2019) «Рождение Аlyona Аlyona»
Панде­мия также косну­лась изоб­ре­те­ния новых форм инсталля­ций, так Loketski создал в Санкт-Петер­бурге на синем заборе работу «Спо­койст­вие» [5]. Надпись состав­лена из небольших паке­тов с греч­кой, перлов­кой и рисом, а воскли­цательный знак в конце – из спи­чек и туа­лет­ной бумаги. «В слу­чае острой нужды любой может сре­зать то, что ему необ­хо­димо», – гово­рит автор, наме­кая на страсть к массо­вой скупке еды и туа­лет­ной бумаги в период локда­уна. Повсюду в мире на сте­нах возникли мемы туа­лет­ной бумаги, лица в масках, бла­годар­ности меди­цин­скому персо­налу, иро­ниче­ские реак­ции на запреты и анти­ковид­ные лозунги рядом с выра­же­нием сочувст­вия жертвам панде­мии [18]. Однов­ре­менно зна­чительно уве­личи­лось число про­заи­че­ских и поэ­тиче­ских про­изве­де­ний на лите­ратур­ных сайтах, возвра­щаю­щих чита­те­лей к эпо­хам эпи­де­мий чумы и холеры с основ­ными темами: «закры­тие гра­ниц, трав­ма­тиче­ская тре­вога и оди­ночество, эмпа­тиче­ское еди­не­ние с людьми дру­гих стран и культур, новый опыт вре­мени и смерти», пира во время чумы, ана­ло­гий инфек­ци­онных и пси­хиче­ских эпи­де­мий [8].

Толе­рант­ность, инди­виду­альное поощ­ре­ние и поддержка любого твор­че­ского импульса, обра­зова­ние вирту­альных сете­вых твор­че­ских сооб­щест­в позво­ляют сти­мули­ро­вать вооб­ра­же­ние и демонст­ри­рует адап­тив­ное зна­че­ние искусства в пре­одо­ле­нии оди­ночества. Можно утверж­дать, что искусство в про­цессе эво­лю­ции явля­ется самой естест­вен­ной формой тера­пии психо­па­толо­гии депри­ваци­онного стресса.

Литература

1. Бурно М. (1989) Тера­пия твор­че­ским само­выра­же­нием. – М., Меди­цина
2. Деря­гина М.А. (1997). Эво­лю­ция пове­де­ния при­ма­тов (Это­логи­че­ский подход к проб­ле­мам антро­посо­цио­ге­неза): Дис. … докт. биол. наук в виде науч­ного доклада. – М.
3. Корни­енко М. (2020) Не ими­та­ция, а интерп­ре­та­ция. «Изо­изо­ля­ция» гла­зами искусст­во­веда. BBC News 10 апреля https://www.bbc.com/russian/other-news‑52243309
4. Санжа­рова О., Зайцева А., Кигель М. (2021) Изо­изо­ля­ция – М., АСТ,
5. Ува­ров С. Картина маслом и греч­кой: каран­тин спро­воци­ро­вал россиян на твор­чество. Само­изо­ля­ция вызвала всплеск инте­реса к искусству и арт-экспе­римен­там Извес­тия, 27 апреля 2020, https://iz.ru/1004705/sergei-uvarov/kartina-maslom-i-grechkoi-karantin-sprovotciroval-rossiian-na-tvorchestvo
6. Усти­менко О. (2011) Дети-саванты. Ключи к пони­ма­нию при­роды гени­альности. НейроNews. № 5 (3).
7. Фирсов Л., Чижен­ков А.(2008) Обе­зьяны рисуют, как дети http://www.ethology.ru/library/?id=315
8. Хами­тов М. (2020) Панде­мии как локо­мо­тивы лите­ра­туры. Пашня, август. https://cws.media/pandemii-kak-lokomotivy-literatury/
9. Хво­рос­тюк Е. (2017) Твари или творцы? https://mariaskinder.com/2410
10. Eibl-Eibesfeldt I. (1995) Human ethology. Aldine de Grut. Munchen; London; N. Y., 1995.
11. Smelser N.J. (1998) The Social Edges of Psychoanalysis. University of California Press.
12. Treffert D.A. (2009) Savant Syndrome: An Extraordinary Condition A Synopsis: Past, Present, Future. Philos. Trans. R. Soc. Lond. B. Biol. Sci. Vol. 64
13. Vančatová М. (2009) Био­ло­гия искусства: действи­тельно ли живот­ные спо­собны к твор­честву? http://elementy.ru/video?pubid=431180
14. Vančatová М. (2013) (частное сооб­ще­ние)
15. Westin A. (1970) Privacy and Freedom. N. Y.: Atheneum, 1970.
16. Zajonc R. (1966) Social facilitation of dominant and subordinate responses. Journal of Experimental Social Psychology, 2(2), Р.160–168.
17. https://ru.molbuk.ua/news/171392-ukrayinska-rep-zirka-alyona-alyona-sparodiyuvala-vidomu-kartynu-narodzhennya-venery.html
18. https://niklife.com.ua/world/68449
При оформлении статьи использованы фотографии из свободных источников, commons.wikimedia.org, www.facebook.com/groups/izoizolyacia
Републикация части материала, не превышающей по объему 25% исходной статьи, допускается с обязательным указанием автора и гиперссылкой на адрес полнотекстового материала на сайте art-in-psychology.com

Поделиться:

Наверх