КАК ВЫЖИТЬ:

возможности техник саморегуляции
12.10.2020

Ста­тья посвя­щена иссле­дова­нию техник по само­регу­ля­ции и возмо­жности их эффек­тив­ного при­мене­ния в совре­мен­ных усло­виях панде­мии. Осо­бое вни­ма­ние уде­ляе­тся гене­зису тера­пев­ти­че­ского воздей­ствия, обу­слов­лен­ному акти­ва­цией тех струк­тур психики, кото­рые опре­де­ляют смыслы и потреб­ности экзис­тенции. В заклю­че­нии ана­лиза, постро­ен­ному на опыте научно-эмпи­риче­ского иссле­дова­ния исполь­зо­ва­ния техник само­регу­ля­ции, автор делает вывод о том, что при­ня­тые подходы позво­ляют осу­ще­ствить исклю­чительно кра­тко­сро­чную тера­пию эмо­цио­нального состо­яния. Само­регу­ля­ция цело­стного состо­яния орга­ни­зма и пси­хики тре­бует экзи­сте­нци­ального подхода.

психолог, арт-терапевт
Акту­ально­сть
По всей види­мо­сти, сего­дня чело­век пере­жи­вает чувство Отча­яния и Бессмыс­лен­ности сво­его суще­ство­ва­ния. И это чувство, порож­да­емое совре­мен­ными собы­ти­ями соци­альной действи­тельно­сти, все более расши­ряе­тся и уко­реня­ется в его созна­нии. Бессмыс­лен­ным ста­но­вится любое внешне направ­лен­ное дей­ст­вие, поскольку его реа­ли­за­ция не может быть пред­ска­зу­ема, иметь после­до­ва­тель­ное пози­тивное вопло­ще­ние и развитие.

Что же оста­ется смыслом и целью жизни чело­века пост-техно­кра­тиче­ского обще­ства, оза­бо­чен­ного в большей мере не столько дости­же­нием опре­делен­ных соци­альных целей, сколько вопро­сами о сохра­не­нии сво­его психо­фи­зиче­ского здо­ро­вья? Что дейст­ви­тельно может помочь ему выжить в усло­виях эко­логи­че­ских потря­се­ний, и на что он еще может упо­вать в опре­деле­нии и реа­лиза­ции своих лично­стных целей?

Про­бле­ма­тика
Исходя из при­роды чело­вече­ского созна­ния и пси­холо­гиче­ского зна­че­ния для каждого инди­ви­дуума худо­же­ствен­ного образа, встает вопрос об эффек­тив­ности обра­ще­ния к образу для реше­ния задач само­регу­ля­ции состо­яния пси­хики и орга­низма. Безус­ловно, в рамках тео­рии пси­холо­гии искус­ства, дока­зано, что худо­же­ствен­ное про­изве­де­ние и сам про­цесс ока­зы­вают на чело­века цело­стное воздей­ствие. Но его сила и зна­че­ние исклю­чительно зави­сят от инди­виду­альных осо­бе­нно­стей реци­пие­нта и опре­деля­ются его гене­тиче­скими, лично­стными и кре­ати­вными факто­рами. Иначе говоря, целе­соо­бра­зно уста­но­вить связи между гене­зи­сом образа, пси­хоте­хни­ками, использу­ющими образ в каче­стве гла­вного инстру­ме­нта­рия тера­пии, и результа­тами само­регу­ля­ции пси­хофи­зиче­ского состо­яния посре­дством обра­ще­ния к образу.

Эмпи­риче­ское иссле­дова­ние
Эмпи­риче­ские иссле­дова­ния и ана­лиз интер­вьюи­ро­ва­ния респон­де­нтов раз­лич­ной нацио­наль­ности пока­зали, что до начала Covid-кри­зиса инте­рес к здо­ро­вью носил ско­рее фор­мальный, чем содер­жа­тельный харак­тер. Про­ект про­хо­дил в тече­ние 5 лет в 5 стра­нах Европы: Россия, Болга­рия, Венгрия, Латвия, Сло­ва­кия, с уча­стием более чем 2000 сту­де­нтов и про­фе­сси­ональных пси­холо­гов в возра­сте от 18 до 60 лет. В иссле­дова­нии использо­ва­лись опро­сник ценно­стных отно­ше­ний Милтона Рокича [5] и про­екти­вные арт-мето­дики «Я» (рис. 1–2), «Мой идеал» (рис. 3).

Результаты ана­лиза пока­зали, что в зави­си­мости от реги­она опроса на нео­бхо­димость созна­тельного отно­ше­ния к здо­ро­вью ука­зы­вало 85–90% реци­пие­нтов, в то же время систе­мные действия по целе­на­пра­влен­ной работе с собствен­ным орга­ни­змом были отра­жены в отве­тах только у 7% респо­нде­нтов. Для большей части уча­стни­ков иссле­дова­ния тема само­регу­ля­ции собствен­ного здо­ро­вья оста­ва­лась жела­емой, но не до­сти­жи­мой. Реше­ние акту­альных соци­альных задач свя­зыва­лось с дости­же­нием про­фе­сси­ональных и комму­ника­ти­вных результа­тов, опре­деля­ющих мате­риальное и лично­стное бла­гопо­лу­чие. Однако, акту­али­за­ция нау­чного зна­ния о при­роде чело­века и обре­те­ние собствен­ного опыта регу­ля­ции не только эмо­цио­нально-чувствен­ной сферы, но и пси­хофи­зиче­ского состо­яния орга­ни­зма в целом не пре­дста­вляли собою осо­бую ценно­сть. Тема само­регу­ля­ции кате­гори­че­ски не при­нима­лась 75% респо­нде­нтов: у большин­ства она вызы­вала скеп­ти­че­ское отно­ше­ние, не пони­ма­ние и даже раздра­же­ние, и агрес­сию.

И все же часть респо­нде­нтов свя­зы­вало образ «Я» с эко­ло­гией, выска­зы­вая, тем самым, свое отно­ше­ние к стра­те­гиям разви­тия циви­лиза­ции (рис. 4).
Рис. 2. «Я»
Рис. 1. «Я»
Рис. 4. «Мой идеал»
Рис. 3. «Мой идеал»
Рис. 1. «Я»
Рис. 2. «Я»
Рис. 3. «Мой идеал»
Рис. 4. «Мой идеал»
Но слу­чи­лось то, что не впи­сыва­лось в созна­ние и пони­ма­ние людей. Циви­лизо­ван­ный чело­век ока­за­лся уязви­мым перед при­ро­дой неви­ди­мого вируса; страх иска­зил объе­кти­вное воспри­ятие вещей. Безус­ло­вно, при­чи­ной тому явля­ется отсу­тствие зна­ния онто­ло­гии живого, гене­зиса функ­цио­ни­рова­ния собствен­ного орга­низма и возмож­но­стей регу­ля­ции его состо­яния. Хаос в созна­нии про­исхо­дя­щего поро­дил разо­чаро­ва­ние, агрес­сию и депрес­сию. Возмо­жно, впе­рвые, больши­нство осо­знало насто­ящую цену здо­ро­вья…

Соо­тве­тству­ющая реа­кция «обще­ствен­ного чело­века» (А. Камю) была пре­дска­зу­ема: сня­тие с себя отве­тствен­ности за собствен­ное здо­ро­вье и пере­кла­дыва­ние ее на Дру­гого при­вели к адди­кти­вным отно­ше­ниям от этого безли­чного Дру­гого. В свою оче­редь сле­дова­ние гедо­ни­сти­че­ской модели жизни, пове­рхно­стность в воспри­ятии про­исхо­дя­щих собы­тий, не зна­ние зако­нов функ­цио­ни­рова­ния собствен­ного орга­низма и пси­хики опре­де­лило тенде­нцию к деза­дап­та­ции в ситуации нео­пре­делен­ности и непредсказуемости.

Но на какие нау­чные зна­ния совре­мен­ная лично­сть, собстве­нно говоря, может опи­раться, чтобы обрести ясность ума, спо­кой­ствие и после­дова­тельность осоз­нан­ных действий по ада­пта­ции к «агре­сси­вной» при­ро­дной среде?
Иссле­дуем мето­доло­гию базо­вых техник само­регу­ля­ции, в кото­рых рефле­ксия образа высту­пает в каче­стве про­це­сса гармо­низа­ции состо­яния цело­стного орга­низм. Про­ве­дем скри­ни­нго­вый ана­лиз сущности при­ня­тых и обще­до­сту­пных в пси­хоте­ра­пии при­нци­пов и мето­дов само­регу­ля­ции. Посмот­рим, насколько они дей­ственны в реше­нии вопро­сов адап­та­ции орга­низма к агрес­сивной виру­сной среде, к акти­ва­ции тех систем орга­низма, кото­рые отве­чают за под­дер­жа­ние его опти­маль­ного гомеостазиса.

Обра­тимся к исто­рии вопроса. Ана­лиз перво­исто­чни­ков позво­ляет гово­рить о том, что базо­вые при­нципы и техники тера­пии само­регу­ля­ции были зало­жены извест­ными уче­ными, вра­чами и психо­те­рапев­тами еще в XIX веке. Среди имен, чье научное насле­дие опре­де­лило стра­те­гии и мето­до­ло­гию само­регу­ля­ции, можно выде­лить сле­дую­щих уче­ных XIX–XX веков.
Уильям Дже­ймс
Уильям Карпе­нтер
Иппо­лит Бернхейм
Эмиль Куэ
Уильям Дже­ймс
Уильям Дже­ймс
Уильям Карпе­нтер
Уильям Карпе­нтер
Иппо­лит Бернхейм
Иппо­лит Бернхейм
Эмиль Куэ
Эмиль Куэ
Уильям Дже­ймс – аме­рика­нский фило­соф и пси­хо­лог, один из осно­вате­лей и веду­щий пре­дста­ви­тель пра­гма­ти­зма и функци­она­ли­зма. Осно­вным пре­дме­том его иссле­дова­ния, в конте­ксте нашей темы, явля­лся вопрос о при­роде эмо­ций и спо­соб­ности чело­века упра­влять своим эмо­цио­нально-чувствен­ным состо­янием.

Уильям Карпе­нтер опи­сал фено­мен «иде­омо­то­рное действие», согла­сно кото­рому поте­нциал элек­три­че­ской акти­вности мышцы при мыслен­ном воспро­изве­де­нии дви­же­ния такой же, как поте­нциал этой же мышцы при выпо­лне­нии реального дви­же­ния. Дальней­шие экспе­риме­нтальные иссле­дова­ния связи между состо­яни­ями мышеч­ной ткани при реальном и воо­бра­жае­мом дви­же­нии были пре­дстав­лены в рабо­тах И.П. Павлова и дру­гих пре­дста­вите­лей физи­оло­гиче­ской школы. Согла­сно Л. Пиккен­хайн, иде­омо­то­рный фено­мен есть «повто­ряю­щи­йся про­цесс интен­сив­ного пред­став­ле­ния дви­же­ния, воспри­нима­емый как собствен­ное дви­же­ние, кото­рый может спо­со­бство­вать выра­бо­тке, ста­били­за­ции и испра­вле­нию навы­ков и уско­рить их разви­тие в пра­кти­че­ской тре­нировке» [1, С. 116].

Иппо­лит Бернхейм – фра­нцу­зский врач-невро­пато­лог, осно­ва­тель пси­хоне­вро­логи­че­ской школы в Нанси, рассма­три­вал гипноз как одну из форм сна, разра­бо­тал тера­пию сном и гипно­зом.

Эмиль Куэ – фра­нцу­зский пси­хо­лог и фарма­цевт, разра­бо­тал метод пси­хоте­ра­пии, осно­ван­ный на осо­знан­ном само­вну­ше­нии – «формулу само­вну­ше­ния». Согла­сно методу, созна­тельное само­вну­ше­ние – это пси­хиче­ский инстру­ме­нта­рий, позво­ляю­щий пода­влять боле­знен­ные пре­дстав­ле­ния и заме­нять их бла­го­тво­рными обра­зами для орга­ни­зма. В соо­тве­тствии со сво­ими пре­дста­вле­ни­ями о роли воли и образа в само­регу­ля­ции Э. Куэ при­шел к сле­дую­щим выво­дам:
1. Воо­бра­же­ние все­гда ока­зыва­ется сильнее воли.
2. В борьбе между волей и воо­бра­же­нием сила воо­бра­же­ния про­по­рци­ональна при­лага­емому напря­же­нию силы воли.
3. В слу­чае согла­сован­ности воле­вого наме­ре­ния и воо­бра­же­ния рабо­тает при­нцип сине­рге­тики, созда­ющий усло­вия для уси­ле­ния «силы обеих энергий».
4. Силой воо­бра­же­ния можно управлять.
Иоганн Генрих Шульц
Роберто Ассаджиоли
Эдмунд Джекобсон
Владимир Михайлович Бехтерев
Эдмунд Джекобсон
Роберто Ассаджиоли
В. М. Бехтерев
Иоганн Генрих Шульц
Иоганн Генрих Шульц
Иоганн Генрих Шульц
Эдмунд Джекобсон
Эдмунд Джекобсон
Роберто Ассаджиоли
Владимир Михайлович Бехтерев
В. М. Бехтерев
Иоганн Генрих Шульц – неме­цкий пси­хи­атр и психо­те­ра­певт, разра­бо­тал техники само­раз­рядки, осно­ван­ные на само­вну­ше­нии, кото­рое осу­ще­ствля­ется посред­ством вербальных уста­но­вок. Результаты иссле­дова­ний были опу­бли­ко­ваны в моно­гра­фии «Ауто­ген­ная тренировка» [2].

Эдмунд Дже­ко­бсон – аме­рика­нский врач, физи­олог и пси­хи­атр, созда­тель метода «Про­гре­сси­вная мыше­чная рела­кса­ция», сущность кото­рого заклю­чае­тся в выпол­не­нии компле­кса упра­жне­ний, состо­ящих в чере­дова­нии макси­мальных напря­же­ний и рассла­бле­ний групп мышц. Дока­зыва­ется мысль о том, что повы­шен­ный тонус ске­ле­тной муску­ла­туры свя­зан с нега­ти­вным эмо­цио­нальным состоянием [3].

Робе­рто Асса­джи­оли – италья­нский пси­хо­лог, пси­хи­атр, созда­тель метода «психо­синтез», напра­влен­ного на само­раз­ви­тие человека.

В россий­ской нау­чной тра­ди­ции вопросы само­регу­ля­ции рассма­три­ва­лись с разли­чных конце­пту­альных пози­ций в био­ло­гии, физи­оло­гии, меди­цине и пси­холо­гии. Так, среди пре­дста­вите­лей есте­стве­нно­нау­чного зна­ния можно выде­лить бле­стя­щие работы в области мате­риа­ли­сти­че­ского напра­вле­ния в пси­холо­гии Ивана Миха­йло­вича Сече­нова; эмпи­риче­ские иссле­дова­ния вли­яния гипноза на личность и тео­рию физи­оло­гиче­ской пси­холо­гии Вла­ди­мира Миха­йло­вича Бехте­рева и ряда изве­стных уче­ных сере­дины ХХ века; более поздние пси­холо­гиче­ские иссле­дова­ния в области регу­ляти­вной пси­холо­гии (Б.Г. Меще­ря­ков, В.П. Зинче­нко), инже­не­рной пси­холо­гии (Л.П. Гри­мак, В.М. Зво­ни­ков, А.И. Скрып­ни­ков), тра­нспе­рсо­нальной и телесно-ори­енти­рован­ной психотерапии.

Можно согла­си­ться с суще­ству­ющими нау­чными воззре­ни­ями о том, что в насто­ящее время спе­ктр мето­дов и техник пси­холо­гиче­ской само­регу­ля­ции сво­ди­тся к четы­рем осно­вным направлениям:
• нервно-мыше­чная рела­кса­ция,
• ауто­ген­ная тре­ниро­вка,
• иде­омо­то­рная тре­ниро­вка,
• сенсо­рная репро­ду­кция образов.

Согла­сно А.Б. Лео­но­вой, А.С. Кузне­цо­вой, осу­ще­стви­вших систе­мати­за­цию веду­щих напра­вле­ний само­регу­ля­ции, обо­бщен «три­дца­тиле­тний опыт работы по созда­нию спе­циа­лизи­рован­ных про­грамм и пси­хоте­хни­че­ских про­це­дур, напра­влен­ных на улу­чше­ние «рабо­чего» состо­яния и подде­ржа­ние пси­хиче­ского здо­ро­вья у людей, дея­тельность кото­рых про­те­кает в напря­жен­ных усло­виях» [4, с. 4].

При этом поня­тие «само­регу­ля­ция» вклю­чает пси­хиче­ское само­во­здей­ствие с целе­на­пра­влен­ной регу­ля­цией все­сто­рон­ней дея­тельности орга­ни­зма, его про­цес­сов, реа­кций и состо­яний (Л.П. Гри­мак, В.М. Зво­ни­ков, А.И. Скры­пни­ков). Коррек­ция состо­яния орга­ни­зма свя­зыва­ется с регу­ля­цией состо­яния эмо­цио­нально-чувствен­ной сферы лично­сти, а име­нно сня­тие про­явле­ний стре­ссо­вых состо­яний, уме­ньше­ние сте­пени эмо­цио­нальной напряжё­нно­сти, пре­до­твра­ще­ние неже­лательных после­дствий аффек­тов, уси­ле­ние моби­лиза­ции ресурсов.
Психология, арт-терапия
Как видим, в совре­мен­ной пси­хоте­ра­пии можно выде­лить две веду­щие стра­те­гии осо­знан­ного воздей­ствия субъе­кта на собствен­ную пси­хику и орга­низм. Первая свя­зана с созда­нием смы­сло­вых уста­но­вок и пози­ти­вных обра­зов, напра­влен­ных на вербальное и неве­рбальное «про­грам­ми­рова­ние» цело­стного состо­яния орга­ни­зма, на гармо­низа­цию его пси­хиче­ских и сома­тиче­ских функций. Вто­рая – акцент ста­ви­тся на рела­кса­цию физи­че­ского тела посре­дством нейтра­лиза­ции после­дствий нега­ти­вного эмо­цио­нального воздей­ствия. Безу­сло­вно, два подхода напра­влены на кра­тко­сро­чную тера­пию ситу­ати­вного состо­яния и не затра­ги­вают миро­воз­зрен­ческие пози­ции личности реципиента.

Сле­дова­тельно, встает вопрос о том, насколько данные техники позво­ляют добиться глу­бин­ного воздей­ствия на пси­хику и орга­низм? Рассмо­трим меха­низм регу­лиру­ющего воздей­ствия техник, наце­лен­ный на созда­ние пози­ти­вных уста­но­вок и обра­зов. В своем ана­лизе используем метод деду­кции – от общего к частному. Рассуж­де­ние ведем от первого лица – субъекта, наме­рева­юще­гося путем само­внушения достичь улуч­ше­ния своего психо­фи­зиче­ского состояния.

В каче­стве опо­рной точки его наме­ре­ний высту­пает вера в возмо­жность глу­бин­ного воздей­ствия слова на работу орга­ни­зма. Что про­исхо­дит с состо­янием тела и его функци­ями при мно­го­кра­тном повто­ре­нии слов и вербальных формул о здо­ро­вье и гармо­низа­ции, подкре­плен­ных обра­зами здо­ро­вого тела либо витальными обра­зами природы?

«Я здо­ров. Я верю в мудрость сво­его орга­ни­зма. Я настра­иваю его на реше­ние проб­лем»… и так далее. Мы видим, некий посыл раци­онального созна­ния к самому себе. «Я» убе­ждает самое себя в силе сво­его вли­яния на себя. Но «Я» забы­вает о том, что оно, с точки зре­ния мате­риа­ли­сти­че­ской науки, явля­ется про­дук­том ментальных функций, кото­рые, в свою оче­редь, высту­пают в каче­стве функций био­логи­че­ской мате­рии – мозга. «Я» не более чем знак, вербальный символ, опре­деля­ющий иден­ти­фи­ка­цию субъек­том себя в окру­жаю­щем мире.

Говоря себе «Я здо­ров», субъект соби­рает вни­ма­ние на двух поня­тиях «Я» и «Здо­ро­вый». Первая кате­го­рия носит для него ско­рее нео­пре­делен­ный, размы­тый харак­тер, так как поня­тие «Я» отра­жает при­над­леж­ность к непро­яв­лен­ному для осоз­на­ния психи­че­скому миру и оста­ется непо­знан­ным для раци­онального мышле­ния. Оно высту­пает как про­екция пре­дста­вле­ний субъе­кта о себе, вло­жен­ных в его созна­ние доми­ниру­ющими уста­но­вками соци­ального обще­ства. Оно при­нима­ется инди­виду­умом на ста­дии «зеркала», в отсу­тствии его спо­со­бности к рефле­ксии, к осо­знан­ному опре­деле­нию себя как субъе­кти­вного фено­мена. Мно­го­кра­тное вну­ше­ние самому себе уста­но­вки на «Здо­ро­вое Я» выгля­дит как театр абсу­рда. «Я», как цело­стное ментальное обра­зова­ние, сфо­рми­рован­ное посред­ством речи, обра­щае­тся к самому себе с посы­лом на пози­ти­вную тра­нсфо­рма­цию вме­сто того, чтобы сде­лать действие по расши­ре­нию своих спо­со­бно­стей к воспри­ятию, чувство­ва­нию и анализу.

Вто­рое поня­тие «Здо­ро­вый» из фразы «Я здо­ров» также не опре­де­лено для субъекта. Что явля­ется для чело­века мерой его здо­ро­вья – отсу­тствие боли или харак­тер функцио­ни­рова­ния орга­низма? Что обес­пе­чи­вает распоз­на­ва­ние состо­яний «здо­ро­вое – нездо­ро­вое» для его созна­ния, посто­янно нахо­дяще­гося в состо­янии латент­ного изме­не­ния и ада­пта­ции к агрес­сив­ным воздей­ствиям среды? Жизнь орга­ни­зма – это про­цесс разви­тия и разру­ше­ния симби­оти­че­ских отно­ше­ний физи­че­ского тела с беско­неч­ным про­стран­ством микро­орга­ни­змов, вклю­чая вирусы. Коли­че­ство опе­ра­ций по выстра­ива­нию их вза­имо­отно­ше­ний не подда­ется экспе­риме­нтальному конт­ролю; их мно­жест­вен­ность и непроз­рач­ность оста­ются вне поля осоз­на­ния и, тем более, вербальной регуляции.

Как видно из рассу­жде­ния, наше наме­ре­ние на здо­ро­вье затра­ги­вает лишь те струк­туры мозга, кото­рые свя­заны с после­дними в эво­лю­ции ста­но­вле­ния чело­века ново­обра­зова­ни­ями, отве­чаю­щими за язык и образы. Безу­сло­вно, любое действие носит воздей­ствие, и идея, образ, свя­зан­ные с ассо­циа­ти­вными и дру­гими полями мозга, могут вызы­вать ту или иную реа­кцию орга­ни­зма. Но вопрос заклю­чае­тся в том, насколько это воздей­ствие ока­зы­вает оздо­ра­вли­ваю­щее вли­яние и что явля­ется мери­лом его эффективности.
Как видим, в совре­мен­ной пси­хоте­ра­пии можно выде­лить две веду­щие стра­те­гии осо­знан­ного воздей­ствия субъе­кта на собствен­ную пси­хику и орга­низм. Первая свя­зана с созда­нием смы­сло­вых уста­но­вок и пози­ти­вных обра­зов, напра­влен­ных на вербальное и неве­рбальное «про­грам­ми­рова­ние» цело­стного состо­яния орга­­низма, на гармо­низа­цию его пси­хиче­ских и сома­тиче­ских функций. Вто­рая – акцент ста­ви­тся на рела­кса­цию физи­че­ского тела посре­дством нейтра­лиза­ции после­дствий нега­ти­вного эмо­цио­нального воздей­ствия. Безу­сло­вно, два подхода напра­влены на кра­тко­сро­чную тера­пию ситу­ати­вного состо­яния и не затра­ги­вают миро­воз­зрен­ческие пози­ции личности реципиента.

Сле­дова­тельно, встает вопрос о том, насколько данные техники позво­ляют добиться глу­бин­ного воздей­ствия на пси­хику и орга­низм? Рассмо­трим меха­низм регу­лиру­ющего воздей­ствия техник, наце­лен­ный на созда­ние пози­ти­вных уста­но­вок и обра­зов. В своем ана­лизе используем метод деду­кции – от общего к частному. Рассуж­де­ние ведем от первого лица – субъекта, наме­рева­юще­гося путем само­внушения достичь улуч­ше­ния своего психо­фи­зиче­ского состояния.

В каче­стве опо­рной точки его наме­ре­ний высту­пает вера в возмо­жность глу­бин­ного воздей­ствия слова на работу орга­ни­зма. Что про­исхо­дит с состо­янием тела и его функци­ями при мно­го­кра­тном повто­ре­нии слов и вербальных формул о здо­ро­вье и гармо­низа­ции, подкре­плен­ных обра­зами здо­ро­вого тела либо витальными обра­зами природы?

«Я здо­ров. Я верю в мудрость сво­его орга­ни­зма. Я настра­иваю его на реше­ние проб­лем»… и так далее. Мы видим, некий посыл раци­онального созна­ния к самому себе. «Я» убе­ждает самое себя в силе сво­его вли­яния на себя. Но «Я» забы­вает о том, что оно, с точки зре­ния мате­риа­ли­сти­че­ской науки, явля­ется про­дук­том ментальных функций, кото­рые, в свою оче­редь, высту­пают в каче­стве функций био­логи­че­ской мате­рии – мозга. «Я» не более чем знак, вербальный символ, опре­деля­ющий иден­ти­фи­ка­цию субъек­том себя в окру­жаю­щем мире.

Говоря себе «Я здо­ров», субъект соби­рает вни­ма­ние на двух поня­тиях «Я» и «Здо­ро­вый». Первая кате­го­рия носит для него ско­рее нео­пре­делен­ный, размы­тый харак­тер, так как поня­тие «Я» отра­жает при­над­леж­ность к непро­яв­лен­ному для осоз­на­ния психи­че­скому миру и оста­ется непо­знан­ным для раци­онального мышле­ния. Оно высту­пает как про­екция пре­дста­вле­ний субъе­кта о себе, вло­жен­ных в его созна­ние доми­ниру­ющими уста­но­вками соци­ального обще­ства. Оно при­нима­ется инди­виду­умом на ста­дии «зеркала», в отсу­тствии его спо­со­бности к рефле­ксии, к осо­знан­ному опре­деле­нию себя как субъе­кти­вного фено­мена. Мно­го­кра­тное вну­ше­ние самому себе уста­но­вки на «Здо­ро­вое Я» выгля­дит как театр абсу­рда. «Я», как цело­стное ментальное обра­зова­ние, сфо­рми­рован­ное посред­ством речи, обра­щае­тся к самому себе с посы­лом на пози­ти­вную тра­нсфо­рма­цию вме­сто того, чтобы сде­лать действие по расши­ре­нию своих спо­со­бно­стей к воспри­ятию, чувство­ва­нию и анализу.

Вто­рое поня­тие «Здо­ро­вый» из фразы «Я здо­ров» также не опре­де­лено для субъекта. Что явля­ется для чело­века мерой его здо­ро­вья – отсу­тствие боли или харак­тер функцио­ни­рова­ния орга­низма? Что обес­пе­чи­вает распоз­на­ва­ние состо­яний «здо­ро­вое – нездо­ро­вое» для его созна­ния, посто­янно нахо­дяще­гося в состо­янии латент­ного изме­не­ния и ада­пта­ции к агрес­сив­ным воздей­ствиям среды? Жизнь орга­ни­зма – это про­цесс разви­тия и разру­ше­ния симби­оти­че­ских отно­ше­ний физи­че­ского тела с беско­неч­ным про­стран­ством микро­орга­ни­змов, вклю­чая вирусы. Коли­че­ство опе­ра­ций по выстра­ива­нию их вза­имо­отно­ше­ний не подда­ется экспе­риме­нтальному конт­ролю; их мно­жест­вен­ность и непроз­рач­ность оста­ются вне поля осоз­на­ния и, тем более, вербальной регуляции.

Как видно из рассу­жде­ния, наше наме­ре­ние на здо­ро­вье затра­ги­вает лишь те струк­туры мозга, кото­рые свя­заны с после­дними в эво­лю­ции ста­но­вле­ния чело­века ново­обра­зова­ни­ями, отве­чаю­щими за язык и образы. Безу­сло­вно, любое действие носит воздей­ствие, и идея, образ, свя­зан­ные с ассо­циа­ти­вными и дру­гими полями мозга, могут вызы­вать ту или иную реа­кцию орга­ни­зма. Но вопрос заклю­чае­тся в том, насколько это воздей­ствие ока­зы­вает оздо­ра­вли­ваю­щее вли­яние и что явля­ется мери­лом его эффективности.
Владимир Никитин, психолог, арт-терапевт
Вто­рой подход, рела­кса­ция, доста­то­чно попу­ля­рен в среде пси­холо­гов и пси­хоте­рапе­втов, так как результаты его при­мене­ния можно наблю­дать воо­чию. Действи­тельно, в удо­бной позе, соби­рая вни­ма­ние на дыха­нии, под успо­каи­ваю­щие звуки при­роды или музыки чело­век обре­тает состо­яния пси­хиче­ского покоя и теле­сной релак­са­ции. И, как сле­дствие этого про­це­сса, улуч­ша­ется кро­во­ток, сни­мае­тся мыше­чное напря­же­ние, про­исхо­дит обо­гаще­ние кисло­ро­дом крови и тка­ней. Можно гово­рить и об улу­чше­ние мета­боли­зма, и об акти­ва­ции систем, отве­чаю­щих за адап­та­цию орга­ни­зма к агре­сси­вной среде. Однако этот про­цесс рази­тельно отли­чае­тся у каждого инди­виду­ума. То, что опре­де­ляет эффе­кти­вность при­мене­ния техники, не может сво­ди­ться к одному про­цессуаль­ному алго­ри­тму действия. Пре­жде всего, сле­дует учесть базо­вые био­соци­альные осно­ва­ния каждого инди­виду­ума. Это гене­тика, уро­вень здо­ро­вья орга­ни­зма в данный момент вре­мени, уро­вень разви­тия созна­ния субъе­кта, сре­до­вые факторы и т.д. Таким обра­зом, методы рела­кса­ции также носят кра­тко­сро­чный тера­пе­вти­че­ский харак­тер, обла­даю­щий общим восста­нови­тельным эффектом.

Как можно видеть из ана­лиза, пре­дста­влен­ные методы само­регу­ля­ции обла­дают неко­то­рой эффек­тив­ностью для реше­ния узкого круга психо­фи­зиче­ских задач по адап­та­ции орга­низма и пси­хики. Однако исполь­зо­ва­ние их в каче­стве эффек­тив­ных мето­дов по выжи­ва­нию в агрес­сивной вирусной среде маловероятно.

Отве­чая на вопрос «Как выжить?», сле­дует обра­тить вни­ма­ние на цели и наме­ре­ния лично­сти. Как мы пола­гаем, целе­вые уста­но­вки высту­пают в каче­стве сти­мула и образа пре­дна­стро­йки инди­виду­ума и его орга­ни­зма на обре­те­ние того или иного состо­яния орга­ни­зма и пси­хики. Гедо­ни­сти­че­ские цели ассо­ции­рую­тся с комфо­ртом, с низкой акти­вно­стью орга­ни­зма, с состо­янием опре­делен­ности и защиты. Орга­низм такого чело­века избе­гает рисков пре­одо­ле­ния ситу­аций и, тем самым, посте­пе­нно теряет спо­со­бность к пере­стро­йке своих функций в усло­виях агре­сси­вной среды. Поле созна­ния сужи­вае­тся до воспри­ятия види­мого, мате­риального; вни­ма­ние инди­вида при­тяги­вает физи­че­ская вещь, а избе­гае­тся все то, что не опре­де­лено и тре­бует допо­лни­тельного изу­че­ния и рисков.

Исходя из результа­тов данного ана­лити­че­ского иссле­дова­ния, можно гово­рить о том, что пре­дна­стро­йка на реше­ние тех или иных задач отра­жает миро­во­ззре­нче­ские пози­ции лично­сти, пре­до­пре­де­ляет ее харак­тер жизне­дея­тельно­сти, вклю­чая воспри­ятие, мышле­ние, воо­бра­же­ние, интуи­цию и реальные действия по акти­виза­ции возмо­жно­стей орга­ни­зма и пси­хики. Иллю­зией явля­ется пре­дста­вле­ние о том, что путем умо­за­клю­че­ния можно акти­визи­ро­вать защи­тные функции орга­ни­зма. Чтобы создать кра­си­вый сосуд, нужно тща­тельно размять отли­чного каче­ства глину; умо­зри­тельная форма заро­жда­ется из возмо­жно­стей «живого» материала.

Таким обра­зом, про­цесс само­регу­ля­ции не сво­ди­тся к прак­тике техник меди­та­ции или рела­кса­ции. Это сло­жный мно­гоу­ро­вне­вый про­цесс по само­опре­деле­нию, само­наб­лю­де­нию и экспе­риме­нту, осно­ван­ному на зна­нии и пони­ма­нии при­роды человека.

Литература
1. Пикке­нхайн Л. Нейро­физи­оло­гиче­ские меха­ни­змы иде­омо­то­рной тре­ниро­вки // Вопросы пси­холо­гии. 1980. № 3. С. 116–120.
2. Schultz J.H. Das autogene Training (konzentrative Selbstentspannung): Versuch einer klinisch-praktischen Darstellung. – Leipzig: Thieme, 1932. || Id. – 19., unveränd. Aufl. – Stuttgart; New York: Thieme, 1991. – 410 с. – ISBN3–13–401419-X.
3. Jacobson, E. Progressive relaxation. – 2nd ed. – Chicago: University of Chicago Press, 1938.
4. Лео­нова А.Б., Кузне­цова А.С. Пси­холо­гиче­ские техно­ло­гии упра­вле­ния состо­янием чело­века. – М: Смысл, 2009. – 311 с. – ISBN978–5–89357–241–4.
5. http://dip-psi.ru/psikhologicheskiye-testy/post/metodika-m-rokicha-tsennostnyye-oriyentatsii#q1

Поделиться:

Републикация части материала, не превышающей по объему 25% исходной статьи, допускается с обязательным указанием автора и гиперссылкой на адрес полнотекстового материала на сайте art-in-psychology.com
Републикация части материала, не превы­шающей по объему 25% исходной статьи, допускается с обязательным указанием автора и гиперссылкой на адрес полнотекстового материала на сайте art-in-psychology.com
{{amount}}
Товар добавлен в корзину
Наверх