ПРИЕМ «ART THERAPY-CLEANING»

в исследовании феномена эмоциональной саморегуляции
в исследовании феномена эмоциональной саморегуляции
17.10.2020
17.10.2020

Авто­рская арт-мето­дика «Art therapy-cleaning» заду­мана как осо­знан­ная ретро­спе­кция эмо­цио­нальной памяти с целью ее симво­личе­ского очи­щения, восста­новле­ния психо­­эмоци­ональной резис­тент­ности, пози­тив­ных пат­тер­нов эмо­цио­нального реа­гиро­вания и пове­дения. Арт-тера­пев­ти­ческое тво­рче­ство опи­рае­тся на мета­фору «Дома воспо­мина­ний». Для рисо­вания вме­сто бумаги использу­ется при­родо­сбе­рега­ющий мате­риал – проз­рач­ное, бес­цвет­ное стекло. После­дую­щее очи­щение (смы­вание) части изо­бра­жения про­ясняет эмо­цио­нальный опыт кли­ента, обле­гчает меха­низмы осо­зна­ния, отре­аги­рова­ния, ката­лизи­рует про­цессы ада­пта­ции и само­регу­ляции эмо­цио­нальных состояний.
В нау­чный конте­кст вве­ден и аргу­менти­рован новый для арт-тера­пии термин-слово­со­че­тание «Art therapy-cleaning» как пра­кти­ческий прием пози­тивной транс­фор­ма­ции худо­жествен­ного про­дукта кли­ента с целью ослаб­ле­ния послед­ствий психо­трав­ми­ру­ю­щих переживаний.

#природатут
Фено­мен эмо­цио­нальной само­регу­ля­ции свя­зан со спо­со­бно­стью чело­века, эмо­цио­нально реа­ги­руя на жизнен­ные собы­тия, сохра­нять доста­то­чную адап­тив­ность и гибкость в упра­вле­нии чувствами и конт­ролем над соб­ствен­ными пере­жива­ни­ями. Осво­ение при­емов эмо­цио­нальной само­регу­ля­ции укре­пляет пози­ти­вный потен­циал лич­но­сти, помо­гает сде­лать осоз­нан­ный выбор ресур­сных опор и ощу­тить радость победы над обстоя­тель­ствами в тру­дных жизнен­ных ситу­ациях неопределенности.

Изве­стно, что эмо­цио­нальная память чело­века надо­лго сохра­няет в созна­нии воспо­мина­ния и образы, кото­рые могут при­чи­нять долго­вре­мен­ный психо­ло­гиче­ский диско­мфорт. В подо­бных слу­чаях, обра­ща­ясь к арт-тера­пе­вту, кли­ент форму­ли­рует свой запрос как наме­ре­ние забыть, сте­реть навя­зчи­вые воспо­мина­ния, «очи­стить» память. Пре­дста­влен­ная в этой ста­тье мето­дика иллю­стри­рует автор­ский прием «Art Therapy-cleaning» в работе тру­дными воспо­мина­ни­ями в ситу­ациях стре­сса, кри­зи­сов, психо­э­моци­ональных травм [5]. Пра­кти­че­ская идея заклю­чае­тся в том, что непо­сред­ствен­ная тра­нсфо­рма­ция худо­же­ствен­ного про­дукта путем сти­ра­ния / смы­ва­ния со стекла изоб­ра­же­ний, свя­зан­ных с токсич­ными пере­жива­ни­ями, спо­со­бствует ослаб­ле­нию их нега­ти­вного вли­яния на пси­хику. Данная мето­дика успе­шно апро­биро­вана в лонги­тю­дном нау­чно-иссле­дова­тельском про­екте «Эко­психо­ло­гиче­ская модель эмо­цио­наль­ной адап­та­ции больных раком моло­чной железы в про­це­ссе восста­нови­тельной арт-тера­пии». Эффе­кти­вность авто­рской мето­дики подтве­рждена пате­нтом на изо­бре­те­ние Россий­ской Федерации [2].

Пре­дла­гае­мая мето­дика имеет поте­нциал широ­кого при­мене­ния в инди­виду­альной арт-тера­пии, семей­ном консульти­рова­нии, в группо­вой работе с кли­ен­тами разного возра­ста, начи­ная от 7–8 лет, с целями психо­­про­филак­тики и психо­корре­кции, а также с целями гармо­низа­ции, психо­эмо­ци­ональ­ной адап­та­ции, раз­ви­тия само­при­ня­тия и лично­стных ресурсов.

Име­нно арт-тера­пе­вти­че­ская работа спо­соб­ствует высво­бо­жде­нию токси­че­ских эмо­ций, сво­бо­дному выра­же­нию спо­нтан­ных пере­жива­ний сре­дствами худо­же­ствен­ного тво­рче­ства в безо­па­сном про­стра­нстве неве­рбального семи­оти­че­ского поля как наи­бо­лее ауте­нти­чного для чело­века. Про­цесс спо­нтан­ного рисо­ва­ния позво­ляет обра­ти­ться к тем пере­жива­ниям, кото­рые по каким-либо при­чи­нам затру­дни­тельно обсу­ждать вербально.

Обзор лите­ра­туры

При­нято счи­тать, что эмо­цио­нальная память про­чнее остальных видов памяти. Чувства, впе­ча­тле­ния сохра­няю­тся в памяти даже тогда, когда детали собы­тия забыты. Эдгар Дега писал: «Хорошо копи­ро­вать то, что видишь, но гора­здо лучше рисо­вать только то, что оста­ется в памяти. Это пре­обра­зова­ние, в кото­ром вооб­ра­же­ние и память вза­имо­дей­ствуют» [7].

Яркие воспо­мина­ния эмо­цио­ген­ных ситу­аций или собы­тий, кото­рые вызвали эмо­цио­нальное потря­се­ние, спо­нта­нно про­явля­ются в арт-тера­пе­вти­че­ском про­це­ссе как «мне­миче­ская вспы­шка» (усто­явши­йся термин на англ. flashback memory/ flashbulb memory) и вопло­щаю­тся в худо­же­ствен­ных про­дук­тах, создан­ных кли­ентом. Таким обра­зом, побу­ждая чело­века выра­жать свои пере­жива­ния в визу­альной форме, можно «выле­чить» его душе­вные, свя­зан­ные с интро­спе­кцией раны (А. Хилл) [6].
психолог, арт-терапевт
Цель иссле­дова­ния – разра­бо­тка и апро­ба­ция пра­кти­че­ских при­емов, кото­рые помо­гают отре­аги­ро­вать, осла­бить / пре­одо­леть сильные нега­ти­вные пере­жива­ния посре­дством худо­же­ствен­ного тво­рче­ства, полу­чить эмо­цио­нальную разря­дку, при­обрести субъе­кти­вный опыт опе­рати­вной само­по­мощи, а в дальней­шем выра­бо­тать новую пози­ти­вную стра­те­гию эмо­цио­нального реа­гиро­ва­ния и эффек­тив­ные навыки само­регу­ля­ции эмо­цио­нальных реа­кций. Иссле­дова­ние про­ве­дено в пара­дигме группо­вой, тема­тиче­ской, стру­кту­риро­ван­ной арт-тера­пии на основе гума­ни­сти­че­ского подхода.

Соде­ржа­ние

В про­це­ссе худо­же­ствен­ной работы сни­жае­тся защита, кото­рая свой­стве­нна вер­баль­ному кон­такту. В итоге, посте­пе­нно приоб­ре­тае­тся ценный опыт и сме­лость иссле­до­вать и ана­лизи­ро­вать собствен­ные эмо­ции, доми­ниру­ющие чувства. Арт-тера­пе­вты обу­чают кли­ентов / паци­ентов пере­но­сить на бумагу («выпле­ски­вать») эмо­ции и чув­ства, отвле­ка­ться, пере­клю­чать вни­ма­ние, полу­чать удо­вольствие от заня­тий тво­рче­ством. Как подче­рки­вает Дж. Алан, даже про­стое рассма­три­ва­ние рису­нка совме­стно со спе­циа­ли­стом помо­гает про­ни­кнуть в истин­ные чувства и пере­жива­ния чело­века [1]. Изо­бра­зительное тво­рче­ство как безо­па­сный и есте­ствен­ный вид дея­тель­ности ста­нови­тся «тра­нзи­тным про­стра­н­ством» для пози­тив­ной транс­фор­ма­ции и пои­ска психо­эмо­цио­нальных ресурсов.

Фено­мен очи­ще­ния изве­стен изда­вна. В лите­ра­туре по фило­со­фии, психо­ло­гии, психо­те­ра­пии использу­ется кате­го­рия «ката­рсис», обо­зна­чаю­щая сущность и эффект пере­жива­ния, свя­зан­ного с очи­ще­нием души. «Очи­стка явля­ется важным аспек­том созда­ния обра­зов. Это обе­спе­чи­вает пере­ход от глу­бо­кой вовле­чен­ности и восста­на­вли­вает чувство равно­ве­сия и безо­па­сно­сти», – отме­чает арт-тера­певт Пэт Б. Аллен [4].

Нови­зна данного иссле­дова­ния состоит в том, что симво­личе­ское очи­ще­ние эмо­цио­нальной памяти подкре­пля­ется пра­кти­че­ской очи­сткой (смы­ва­нием) всего рису­нка или его части. Поэ­тому для тво­рче­ской работы вме­сто листа бумаги использу­ется нату­ральное бесцве­тное, про­зра­чное стекло формата 30х30 см, гуашь, кисти. Нео­бы­чность рисо­ва­ния на сте­кле вызы­вает инте­рес, заме­тно сни­жает тре­во­жность и созна­тельный контроль, делает рису­нок непро­извольным и более ауте­нти­чным, а кли­ента откры­тым своим подлин­ным чувствам и пере­жива­ниям. Рисо­ва­ние на сте­кле отли­чае­тся от работы на листе бумаги. Фактура бумаги уде­ржи­вает кра­ску, обле­гчает контроль над конту­рами и гра­ни­цами худо­же­ствен­ного объе­кта, позво­ляет рисо­вать тве­рдыми сре­дствами (напри­мер, каран­да­шом, фло­мас­те­ром, углем). Это повы­шает веро­ятность при­мене­ния име­ющи­хся у чело­века навы­ков и, в результате, поя­вле­ния сте­рео­ти­пных обра­зов. Кроме того, нево­змо­жно бессле­дно смыть изо­бра­же­ние с бумаги, то есть тра­нс­фор­ми­ро­вать воспо­мина­ние. Рисо­ва­ние по сте­клу ниве­ли­рует данный аспект. Кра­ска может сте­кать про­извольно, созда­вая пятна и слу­чай­ные образы, на кото­рые легче про­еци­рую­тся психо­­тра­вми­рую­щие эмо­цио­нальные реак­ции. Это свя­зано со сни­же­нием барьера «эго-цензуры», затру­дня­ющей сло­ве­сное выра­же­ние бессо­зна­тельных конфлик­тных эле­ме­нтов. В итоге, быстрее насту­пает обле­гче­ние, осла­бле­ние эмо­цио­нальной боли. Прием «Art therapy-cleaning» сни­мает нако­пи­в­ше­еся эмо­цио­нальное напря­же­ние; «очи­щает» эмо­цио­нально-стре­ссо­вые «на­сло­ения»; спо­со­бствует осо­зна­нию, облег­чает вербальную комму­ника­цию. Обра­зно говоря, «…это уже не забве­ние из-за сти­ра­ния сле­дов, а забве­ние, кото­рое можно назвать резе­рвом или ресу­рсом» (П. Рикёр) [3].
Цель иссле­дова­ния – разра­бо­тка и апро­ба­ция пра­кти­че­ских при­емов, кото­рые помо­гают отре­аги­ро­вать, осла­бить / пре­одо­леть сильные нега­ти­вные пере­жива­ния посре­дством худо­же­ствен­ного тво­рче­ства, полу­чить эмо­цио­нальную разря­дку, при­обрести субъе­кти­вный опыт опе­рати­вной само­по­мощи, а в дальней­шем выра­бо­тать новую пози­ти­вную стра­те­гию эмо­цио­нального реа­гиро­ва­ния и эффек­тив­ные навыки само­регу­ля­ции эмо­цио­нальных реа­кций. Иссле­дова­ние про­ве­дено в пара­дигме группо­вой, тема­тиче­ской, стру­кту­риро­ван­ной арт-тера­пии на основе гума­ни­сти­че­ского подхода.

Соде­ржа­ние

В про­це­ссе худо­же­ствен­ной работы сни­жае­тся защита, кото­рая свой­стве­нна вер­баль­ному кон­такту. В итоге, посте­пе­нно приоб­ре­тае­тся ценный опыт и сме­лость иссле­до­вать и ана­лизи­ро­вать собствен­ные эмо­ции, доми­ниру­ющие чувства. Арт-тера­пе­вты обу­чают кли­ентов / паци­ентов пере­но­сить на бумагу («выпле­ски­вать») эмо­ции и чув­ства, отвле­ка­ться, пере­клю­чать вни­ма­ние, полу­чать удо­вольствие от заня­тий тво­рче­ством. Как подче­рки­вает Дж. Алан, даже про­стое рассма­три­ва­ние рису­нка совме­стно со спе­циа­ли­стом помо­гает про­ни­кнуть в истин­ные чувства и пере­жива­ния чело­века [1]. Изо­бра­зительное тво­рче­ство как безо­па­сный и есте­ствен­ный вид дея­тель­ности ста­нови­тся «тра­нзи­тным про­стра­н­ством» для пози­тив­ной транс­фор­ма­ции и пои­ска психо­эмо­цио­нальных ресурсов.

Фено­мен очи­ще­ния изве­стен изда­вна. В лите­ра­туре по фило­со­фии, психо­ло­гии, психо­те­ра­пии использу­ется кате­го­рия «ката­рсис», обо­зна­чаю­щая сущность и эффект пере­жива­ния, свя­зан­ного с очи­ще­нием души. «Очи­стка явля­ется важным аспек­том созда­ния обра­зов. Это обе­спе­чи­вает пере­ход от глу­бо­кой вовле­чен­ности и восста­на­вли­вает чувство равно­ве­сия и безо­па­сно­сти», – отме­чает арт-тера­певт Пэт Б. Аллен [4].

Нови­зна данного иссле­дова­ния состоит в том, что симво­личе­ское очи­ще­ние эмо­цио­нальной памяти подкре­пля­ется пра­кти­че­ской очи­сткой (смы­ва­нием) всего рису­нка или его части. Поэ­тому для тво­рче­ской работы вме­сто листа бумаги использу­ется нату­ральное бесцве­тное, про­зра­чное стекло формата 30х30 см, гуашь, кисти. Нео­бы­чность рисо­ва­ния на сте­кле вызы­вает инте­рес, заме­тно сни­жает тре­во­жность и созна­тельный контроль, делает рису­нок непро­извольным и более ауте­нти­чным, а кли­ента откры­тым своим подлин­ным чувствам и пере­жива­ниям. Рисо­ва­ние на сте­кле отли­чае­тся от работы на листе бумаги. Фактура бумаги уде­ржи­вает кра­ску, обле­гчает контроль над конту­рами и гра­ни­цами худо­же­ствен­ного объе­кта, позво­ляет рисо­вать тве­рдыми сре­дствами (напри­мер, каран­да­шом, фло­мас­те­ром, углем). Это повы­шает веро­ятность при­мене­ния име­ющи­хся у чело­века навы­ков и, в результате, поя­вле­ния сте­рео­ти­пных обра­зов. Кроме того, нево­змо­жно бессле­дно смыть изо­бра­же­ние с бумаги, то есть тра­нс­фор­ми­ро­вать воспо­мина­ние. Рисо­ва­ние по сте­клу ниве­ли­рует данный аспект. Кра­ска может сте­кать про­извольно, созда­вая пятна и слу­чай­ные образы, на кото­рые легче про­еци­рую­тся психо­­тра­вми­рую­щие эмо­цио­нальные реак­ции. Это свя­зано со сни­же­нием барьера «эго-цензуры», затру­дня­ющей сло­ве­сное выра­же­ние бессо­зна­тельных конфлик­тных эле­ме­нтов. В итоге, быстрее насту­пает обле­гче­ние, осла­бле­ние эмо­цио­нальной боли. Прием «Art therapy-cleaning» сни­мает нако­пи­в­ше­еся эмо­цио­нальное напря­же­ние; «очи­щает» эмо­цио­нально-стре­ссо­вые «на­сло­ения»; спо­со­бствует осо­зна­нию, облег­чает вербальную комму­ника­цию. Обра­зно говоря, «…это уже не забве­ние из-за сти­ра­ния сле­дов, а забве­ние, кото­рое можно назвать резе­рвом или ресу­рсом»
(П. Рикёр) [3].
Дока­зательная прак­тика. При­меры. Иллю­стра­ции

Замы­сел авто­рской мето­дики «Дом моих чувств и пере­жива­ний» осно­ван на эффекте «очи­стки» эмо­цио­нальной памяти с целью восста­но­вле­ния душе­вного равно­ве­сия посре­дством меха­ни­змов эмо­цио­нальной само­регу­ля­ции при помощи пози­ти­вных мыслен­ных, вербальных и худо­же­ствен­ных обра­зов, упра­вле­ния дыха­нием и мышеч­ным тону­сом. Для изо­бра­же­ния лично­ст­ного про­стра­нства использу­ется мета­фора дома. Эмо­ции, чувства, пере­жива­ния кли­ент пере­но­сит на вне­шний худо­же­ствен­ный объект – «дом», кото­рый симво­личе­ски отра­жает его сокро­вен­ные воспо­мина­ния. Обра­зная «гене­ральная убо­рка» в этом доме позво­ляет дели­ка­тно обра­ти­ться к трав­ми­рую­щим воспо­ми­на­ниям, сте­реть их изо­бра­же­ния со сте­кла, и в буквальном смы­сле нейтра­лизо­вать их токси­че­ское воздей­ствие на пси­хиче­ские и витальные процессы.

Струк­тура арт-тера­пе­вти­че­ской сессии вклю­чает 4 этапа:
1). Этап акту­али­за­ции эмо­цио­нальных воспо­мина­ний и воо­бра­же­ния, созда­ния сло­ве­сно-обра­зной «цве­тока­рти­нки» акту­альных переживаний.
2). Этап худо­же­ствен­ного тво­рче­ства с опо­рой на мета­фору «Дом» как «контей­нера, хра­ни­лища, исто­чника» эмо­цио­нальной памяти.
3). Этап рефле­кси­вного ана­лиза и обра­тной связи в малых группах с обсу­жде­нием при­ема «Art Therapy-cleaning», осно­ван­ного на факти­че­ском смы­ва­нии дета­лей рису­нка, свя­зан­ных с пере­жи­тыми и сохра­нен­ными в памяти тру­дными воспо­мина­ни­ями. Обыч­ное окон­ное стекло, на кото­ром водорастворимыми красками изображен дом, усиливает ассоциации с дома­шней гене­ральной уборкой.
4). Этап пози­ти­вной тра­нсфо­рма­ции худо­же­ствен­ного объекта.

Заве­рша­ется четве­ртый этап рисо­ва­нием на том же сте­кле рено­виро­ван­ного или нового дома. Кли­ент при­думы­вает назва­ние / ассо­циа­цию для тра­нсфо­рми­рован­ного образа, дели­тся чувствами, осо­знан­ными ресу­рсами, полу­чен­ными инсай­тами и, при жела­нии, расска­зы­вает нарра­ти­вную исто­рию. В слу­чае группо­вой арт-тера­пии глу­бина и откры­тость в про­це­ссе обра­тной связи опре­деля­ется уров­нем вза­имного дове­рия, зре­ло­стью группы, эти­кой группо­вых тера­пе­вти­че­ских процессов.

При­веду опи­са­ние сессии в конте­ксте тема­тиче­ской, стру­кту­риро­ван­ной, группо­вой арт-тера­пии с целью апро­ба­ции авто­рской мето­дики «Дом моих чувств и пере­жива­ний». Уча­стники – 16 чело­век в возра­сте от 30 до 56 лет – пра­кти­кую­щие психо­­логи и арт-тера­пе­вты. На первом этапе в каче­стве сти­мульного мате­риала для акту­али­за­ции эмо­цио­нальных воспо­мина­ний использо­ва­лись ассо­циа­тив­ные кар­точки и ани­маци­онные сюжеты.

Этап тво­рче­ской работы тре­бует пре­два­рительной подго­то­вки. Уча­стни­кам было пре­дло­жено нанести на сте­кло кра­ску свет­лого тона, как бы загрун­то­вать сте­кло для после­дую­щей работы. В этой арт-технике важно перво­начально рисо­вать по сте­клу, кото­рое не про­све­чи­вает, чтобы избе­жать отвле­каю­щего воздей­ствия окру­жаю­щего про­стра­нства. Далее поверх фона каждый уча­стник сессии рисо­вал свои пре­дста­вле­ние о доме, напо­лнен­ном воспо­мина­ни­ями и чувствами. Неко­то­рые изо­бра­зили фасад дома, дру­гие уча­стники – дом «в разрезе», когда видны поме­ще­ния, мебель, пре­дметы инте­рьера. Встре­чаю­тся абстрак­тные «дома-смы­слы», «дома-экзи­сте­нции», дома-винье­тки памяти. Ино­гда изо­бра­же­ния соде­ржат только комнату, подвал или чердак вну­три дома, где много ста­рых, забы­тых вещей. Как пра­вило, эти образы свя­заны с тайными воспо­мина­ни­ями, личными секре­тами. Поскольку дом – дре­вний, уни­вер­саль­ный символ, в диа­гно­сти­че­ском конте­ксте важно обра­тить вни­ма­ние, какие име­нно воспо­мина­ния разме­щены в самых зна­чи­мых поме­ще­ниях. К при­меру, на каком фунда­ме­нте стоит дом, на что он опи­рае­тся? Возмо­жно, это любовь, верно­сть, подде­ржка, семей­ная спло­че­нно­сть? Или, напро­тив, пре­да­тель­ство, измена, тоска, потеря, оди­но­че­ство?.. С какими пере­жи­ва­ни­ями ассо­ци­ируется крыша (что обе­ре­гает этот дом от ненастья)? Как выгля­дит вхо­дная дверь, окна и дру­гие детали изо­бра­же­ния?

Зри­тельные образы и символы явля­ются сильным эмо­цио­нальным триг­ге­ром. В частно­сти, одна из уча­стниц этой арт-сессии изо­бра­зила дом, напо­лнен­ный воспо­мина­ни­ями о психо­­тра­вме, полу­чен­ной в раннем подро­стко­вом возра­сте, когда она на летних кани­ку­лах гостила в дере­вен­ском доме. На первом изо­бра­же­нии (рис. 1) выде­ляю­тся два окна на вто­ром этаже дома, закра­шен­ных черной крас­кой. Име­нно эта комната хра­нит воспо­мина­ния об эмо­цио­нальном потря­се­нии, вызы­вает страх и отвра­ще­ние. Детали рису­нка уси­ли­вают тра­ги­чность запе­чат­лен­ного эмо­цио­ген­ного собы­тия.

На этапе симво­личе­ской убо­рки в этом «доме воспо­мина­ний» женщина, по ее сло­вам, сте­рла «мутные, зате­мнен­ные окна» в комнате на вто­ром этаже, «серый гряз­ный дым» из трубы и «гро­зные, фатальные, черные тучи» над домом (рис. 2). После «очистки» дома и окру­жаю­щего про­стран­ства она почу­вство­вала опу­сто­ше­ние, потом обле­гче­ние и ска­зала: «Теперь при­ятно смо­треть. В окнах меньше грязи! Хорошо, что они пустые. Там нет без людей, зна­чит, больше ничего ужас­ного не случится».

На этапе пози­ти­вной тра­нсфо­рма­ции в тех местах, кото­рые были смыты водой, поя­ви­лись обы­чные окна и отра­же­ние солне­чных бли­ков в воде. «Хотя сте­кла все-таки немного затем­нены, но их нетрудно вымыть еще раз». Участ­ница также отме­тила, что ей понра­ви­лась симво­личе­ская убо­рка в «Доме воспо­мина­ний», она моби­ли­зует психо­ло­гиче­ские резе­рвы и помо­гает смо­треть на давние собы­тия «с чистого листа».

Таким обра­зом, эмо­цио­нальная само­регу­ля­ция посре­дством при­ема «Art cleaning-therapy» позво­лила изме­нить инте­нси­вно­сть, силу и тональность эмо­цио­нального пере­жива­ния. Иллю­стра­ции (опу­бли­ко­ваны с письмен­ного согла­сия автора).
Дока­зательная прак­тика. При­меры. Иллюстра­ции

Замы­сел авто­рской мето­дики «Дом моих чувств и пере­жива­ний» осно­ван на эффекте «очи­стки» эмо­цио­нальной памяти с целью восста­но­вле­ния душе­вного равно­ве­сия посре­дством меха­ни­змов эмо­цио­нальной само­регу­ля­ции при помощи пози­ти­вных мыслен­ных, вербальных и худо­же­ствен­ных обра­зов, упра­вле­ния дыха­нием и мышеч­ным тону­сом. Для изо­бра­же­ния лично­ст­ного про­стра­нства использу­ется мета­фора дома. Эмо­ции, чувства, пере­жива­ния кли­ент пере­но­сит на вне­шний худо­же­ствен­ный объект – «дом», кото­рый симво­личе­ски отра­жает его сокро­вен­ные воспо­мина­ния. Обра­зная «гене­ральная убо­рка» в этом доме позво­ляет дели­ка­тно обра­ти­ться к трав­ми­рую­щим воспо­ми­на­ниям, сте­реть их изо­бра­же­ния со сте­кла, и в буквальном смы­сле нейтра­лизо­вать их токси­че­ское воздей­ствие на пси­хиче­ские и витальные процессы.

Струк­тура арт-тера­пе­вти­че­ской сессии вклю­чает 4 этапа:
1). Этап акту­али­за­ции эмо­цио­нальных воспо­мина­ний и воо­бра­же­ния, созда­ния сло­ве­сно-обра­зной «цве­тока­рти­нки» акту­альных переживаний.
2). Этап худо­же­ствен­ного тво­рче­ства с опо­рой на мета­фору «Дом» как «контей­нера, хра­ни­лища, исто­чника» эмо­цио­нальной памяти.
3). Этап рефле­кси­вного ана­лиза и обра­тной связи в малых группах с обсу­жде­нием при­ема «Art Therapy-cleaning», осно­ван­ного на факти­че­ском смы­ва­нии дета­лей рису­нка, свя­зан­ных с пере­жи­тыми и сохра­нен­ными в памяти тру­дными воспо­мина­ни­ями. Обыч­ное окон­ное стекло, на кото­ром водорастворимыми красками изображен дом, усиливает ассоциации с дома­шней гене­ральной уборкой.
4). Этап пози­ти­вной тра­нсфо­рма­ции худо­же­ствен­ного объекта.

Заве­рша­ется четве­ртый этап рисо­ва­нием на том же сте­кле рено­виро­ван­ного или нового дома. Кли­ент при­думы­вает назва­ние / ассо­циа­цию для тра­нсфо­рми­рован­ного образа, дели­тся чувствами, осо­знан­ными ресу­рсами, полу­чен­ными инсай­тами и, при жела­нии, расска­зы­вает нарра­ти­вную исто­рию. В слу­чае группо­вой арт-тера­пии глу­бина и откры­тость в про­це­ссе обра­тной связи опре­деля­ется уров­нем вза­имного дове­рия, зре­ло­стью группы, эти­кой группо­вых тера­пе­вти­че­ских процессов.

При­веду опи­са­ние сессии в конте­ксте тема­тиче­ской, стру­кту­риро­ван­ной, группо­вой арт-тера­пии с целью апро­ба­ции авто­рской мето­дики «Дом моих чувств и пере­жива­ний». Уча­стники – 16 чело­век в возра­сте от 30 до 56 лет – пра­кти­кую­щие психо­­логи и арт-тера­пе­вты. На первом этапе в каче­стве сти­мульного мате­риала для акту­али­за­ции эмо­цио­нальных воспо­мина­ний использо­ва­лись ассо­циа­тив­ные кар­точки и ани­маци­онные сюжеты.

Этап тво­рче­ской работы тре­бует пре­два­рительной подго­то­вки. Уча­стни­кам было пре­дло­жено нанести на сте­кло кра­ску свет­лого тона, как бы загрун­то­вать сте­кло для после­дую­щей работы. В этой арт-технике важно перво­начально рисо­вать по сте­клу, кото­рое не про­све­чи­вает, чтобы избе­жать отвле­каю­щего воздей­ствия окру­жаю­щего про­стра­нства. Далее поверх фона каждый уча­стник сессии рисо­вал свои пре­дста­вле­ние о доме, напо­лнен­ном воспо­мина­ни­ями и чувствами. Неко­то­рые изо­бра­зили фасад дома, дру­гие уча­стники – дом «в разрезе», когда видны поме­ще­ния, мебель, пре­дметы инте­рьера. Встре­чаю­тся абстрак­тные «дома-смы­слы», «дома-экзи­сте­нции», дома-винье­тки памяти. Ино­гда изо­бра­же­ния соде­ржат только комнату, подвал или чердак вну­три дома, где много ста­рых, забы­тых вещей. Как пра­вило, эти образы свя­заны с тайными воспо­мина­ни­ями, личными секре­тами. Поскольку дом – дре­вний, уни­вер­саль­ный символ, в диа­гно­сти­че­ском конте­ксте важно обра­тить вни­ма­ние, какие име­нно воспо­мина­ния разме­щены в самых зна­чи­мых поме­ще­ниях. К при­меру, на каком фунда­ме­нте стоит дом, на что он опи­рае­тся? Возмо­жно, это любовь, верно­сть, подде­ржка, семей­ная спло­че­нно­сть? Или, напро­тив, пре­да­тель­ство, измена, тоска, потеря, оди­но­че­ство?.. С какими пере­жи­ва­ни­ями ассо­ци­ируется крыша (что обе­ре­гает этот дом от ненастья)? Как выгля­дит вхо­дная дверь, окна и дру­гие детали изо­бра­же­ния?

Зри­тельные образы и символы явля­ются сильным эмо­цио­нальным триг­ге­ром. В частно­сти, одна из уча­стниц этой арт-сессии изо­бра­зила дом, напо­лнен­ный воспо­мина­ни­ями о психо­­тра­вме, полу­чен­ной в раннем подро­стко­вом возра­сте, когда она на летних кани­ку­лах гостила в дере­вен­ском доме. На первом изо­бра­же­нии (рис. 1) выде­ляю­тся два окна на вто­ром этаже дома, закра­шен­ных черной крас­кой. Име­нно эта комната хра­нит воспо­мина­ния об эмо­цио­нальном потря­се­нии, вызы­вает страх и отвра­ще­ние. Детали рису­нка уси­ли­вают тра­ги­чность запе­чат­лен­ного эмо­цио­ген­ного собы­тия.

На этапе симво­личе­ской убо­рки в этом «доме воспо­мина­ний» женщина, по ее сло­вам, сте­рла «мутные, зате­мнен­ные окна» в комнате на вто­ром этаже, «серый гряз­ный дым» из трубы и «гро­зные, фатальные, черные тучи» над домом (рис. 2). После «очистки» дома и окру­жаю­щего про­стран­ства она почу­вство­вала опу­сто­ше­ние, потом обле­гче­ние и ска­зала: «Теперь при­ятно смо­треть. В окнах меньше грязи! Хорошо, что они пустые. Там нет без людей, зна­чит, больше ничего ужас­ного не случится».

На этапе пози­ти­вной тра­нсфо­рма­ции в тех местах, кото­рые были смыты водой, поя­ви­лись обы­чные окна и отра­же­ние солне­чных бли­ков в воде. «Хотя сте­кла все-таки немного затем­нены, но их нетрудно вымыть еще раз». Участ­ница также отме­тила, что ей понра­ви­лась симво­личе­ская убо­рка в «Доме воспо­мина­ний», она моби­ли­зует психо­ло­гиче­ские резе­рвы и помо­гает смо­треть на давние собы­тия «с чистого листа».

Таким обра­зом, эмо­цио­нальная само­регу­ля­ция посре­дством при­ема «Art cleaning-therapy» позво­лила изме­нить инте­нси­вно­сть, силу и тональность эмо­цио­нального пере­жива­ния. Иллю­стра­ции (опу­бли­ко­ваны с письмен­ного согла­сия автора).
Людмила Лебедева, психолог, арт-терапевт
Людмила Лебедева, психолог, арт-терапевт
Рис. 2. «Генеральная уборка в комнатах страшных воспоминаний»
Рис. 1. «Дом с темной историей»
Людмила Лебедева, психолог, арт-терапевт
Рис. 3. «Чистый Дом» (позитивная трансформация художественного образа)
Людмила Лебедева, психолог, арт-терапевт
Рис. 1. «Дом с темной историей»
Рис. 1. «Дом с темной историей»
Людмила Лебедева, психолог, арт-терапевт
Рис. 2. «Генеральная уборка
в комнатах страшных воспоминаний»
Рис. 2. «Генеральная уборка
в комнатах страшных воспоминаний»
Людмила Лебедева, психолог, арт-терапевт
Рис. 3. «Чистый Дом» (позитивная трансформация художественного образа)
Дру­гая уча­стница сессии после «гене­ральной убо­рки» сте­рла фигуры людей – мале­нькой дево­чки и взро­слого мужчины, изо­бра­жен­ных перед вхо­дной две­рью. Ее воспо­мина­ния – при­мер ситу­ати­вного про­исше­ствия. Худо­же­ствен­ные образы помо­гли автору при­по­мнить при­знаки викти­много поведения.

Сле­дую­щий при­мер свя­зан с исто­рий конфли­кта матери и дочери, кото­рый та назвала «Конфликт дли­ною в жизнь». Уча­стница арт-тера­пе­вти­че­ской сессии изо­бра­зила дом симво­личе­ски в виде черного ква­драта на всей пове­рхности стекла и расска­зала, что этот дом оста­лся ей по насле­дству от матери. Однако она даже не хотела зайти в него, только закрыла на ключ после похо­рон. Ее мама была бале­ри­ной с тонкой, изя­щной фигу­рой. Дево­чка, как и ее отец, имела пло­тное тело­сло­же­ние и высо­кий рост. Мама-бале­рина еже­дне­вно подче­рки­вала несо­ве­рше­нство дочери, побу­ждая ее к дие­там, гимна­стике, долгим и тру­дным физи­че­ским упра­жне­ниям. Она часто нака­зы­вала дочь за тайком съе­ден­ные сла­дости и, как счи­тала дево­чка, пред­на­ме­ренно уни­жала в при­сут­ствии дру­зей. В итоге, детская любовь и вос­хи­ще­ние мамой пере­ро­сли в устой­чи­вую непри­язнь, порою – в нена­ви­сть. Уже взрос­лая жен­щина так и не смо­гла про­стить детские и юно­ше­ские обиды. Эта уча­стница не была готова к обра­зной убо­рке, ей каза­лось, что каждый санти­метр этого дома напо­лнен жесто­ко­стью и вра­ждой, потому дом нево­змо­жно отмыть, очи­стить. Еди­нствен­ное место, где женщина захо­тела сте­реть кра­ску, была замо­чная сква­жина для ключа, кото­рым она закрыла этот дом навсегда.

В подо­бных слу­чаях можно дели­ка­тно пре­дло­жить посмо­треть сквозь небольшое очи­щен­ное пятно, будто в скво­зное отве­рстие для ключа, на окру­жаю­щее про­стран­ство и расска­зать, что бы хоте­лось уви­деть внутри того дома вме­сто тяже­лых воспо­мина­ний. Кли­ент, опи­сы­вая, что он видит в своем воо­бра­же­нии, будто рисует сло­вами, созда­вая жела­емый мыслен­ный образ. Этот прием помог уча­стнице сессии при­знать свои подлин­ные чувства: она наде­ялась найти письмо от мамы, адре­сован­ное лично ей. Спу­стя неко­то­рое время, женщина посе­тила дом и, разби­рая архив писем и фото­гра­фий от покло­нни­ков мами­ного тала­нта, обна­ру­жила коро­бку с нео­тпра­влен­ными письмами, их было очень много. Мама писала ей на про­тяже­нии долгих лет молча­ли­вой разлуки, писала о том, как помнит ее первые шаги, нео­бы­чный тембр голоса, нежный детский аро­мат и золо­тые от солнца кудря­вые волосы… Мама тро­гательно любила ее.

Через эмо­цио­нальную память мате­риа­лизу­ется наша связь с про­шлым. В иссле­дова­нии подтве­рждено, что про­це­дура очи­стки эмо­цио­нальной памяти поте­нци­рует укре­пле­ние здо­ро­вой спо­со­бности к сочу­вствию и состраданию.

На заве­рша­ющем этапе в инди­виду­альной сессии возмо­жна работа в паре «клиент–арт-тера­певт» на верти­кально распо­ложен­ном сте­кле одно­вре­ме­нно с двух сто­рон. Ресу­рсной подде­ржкой для кли­ента может стать совме­стное рисо­ва­ние на пози­ти­вную тему. По сути, к такому вза­имо­дей­ствию можно при­ме­нить термин И. Ялома «вну­ше­ние надежды».

Таким обра­зом, использо­ва­ние сте­кла откры­вает разно­обра­зные уро­вни реше­ния про­фе­сси­ональных арт-тера­пе­вти­че­ских задач, а именно:
– арт-тера­пе­вти­че­ский и корре­кци­онный – работа с эмо­цио­нальной и обра­зной памя­тью с целью ресу­рсной тра­нсфо­рма­ции трав­ми­рую­щих воспоминаний;
– уро­вень про­екти­вной диагностики;
– техно­логи­че­ский уро­вень – эко­логи­че­ский подход к выбору худо­же­ствен­ных материалов;
– сано­гене­тиче­ский уро­вень – при­емы эмо­цио­нальной само­регу­ля­ции;
– культу­роло­гиче­ский уро­вень – фольклор, наро­дные тра­ди­ции, при­меты в контексте семей­ных ценно­стей, культуры дома­шнего очага.

В лите­рату­рных исто­чни­ках нетру­дно найти опи­са­ние симво­лики дома. Так, в фольклоре и мифо­ло­гии дом с его эта­жами и комна­тами – про­образ чело­века. Дом упо­до­бля­ется чело­вече­скому орга­ни­зму: разли­чные его части ото­жде­ствля­ются с частями-орга­нами тела (крыша – голова, окна – глаза, очаг – сердце дома). Дверь и порог высту­пают как символы пере­хода из вну­трен­него, осво­енного про­стра­нства в мир вне­шний. Подвал / погреб оли­це­тво­ряет бессо­зна­тельное. Подоб­ное зна­ние иллю­стри­рует исто­рико-культу­рный, фено­мено­логи­че­ский, экзис­тен­ци­ально-мета­фо­ри­че­ский уро­вень арт-мето­дики посред­ством обра­ще­ния к уни­вер­саль­ным сим­во­лам «чело­век», «дом».

Заклю­че­ние. Прием пра­кти­че­ской тра­нсфо­рма­ции худо­же­ствен­ного про­ду­кта «Art therapy-cleaning» имеет психо­те­рапе­вти­че­ский, корре­кци­онный, диа­гно­сти­че­ский и ада­пта­цион­ный поте­нциал в работе с воспо­мина­ни­ями об эмо­цио­ген­ных собы­тиях, кото­рые вызвали сильное эмо­цио­нальное потря­се­ние. Реальная «очи­стка» (смы­ва­ние) части рису­нка в безо­па­сной атмо­сфере арт-тера­пе­вти­че­ской сессии помо­гает сме­стить фокус с тру­дных воспо­мина­ний на тво­рче­ский про­цесс, поиск ресу­рсов, пози­ти­вное само­обе­ща­ние. Кли­енты, увле­чен­ные спон­тан­ным худо­жест­вен­ным само­выра­же­нием, ста­новятся спо­со­бными к осо­знан­ной само­регу­ля­ции психо­э­моци­онального состо­яния, что посте­пе­нно улу­чшает стре­ссо­усто­йчи­вость и каче­ство жизни.

Лите­ра­тура
1. Аллан Дж. Ландшафт детской души / Дж. Аллан. – СПб. – Минск,1997. – 256 с.
2. Лебе­дева Л.Д. Спо­соб экспресс-корре­кции эмо­цио­нального состо­яния. – Патент на изо­бре­те­ние РФ. – № 2420233 // Изо­бре­те­ния. Поле­зные модели. – Офи­циальный Бюлле­тень Феде­ральной слу­жбы по интелле­кту­альной собстве­нно­сти, пате­нтам и това­рным зна­кам. – № 16, 2011.
3. Рикёр П. Память, исто­рия, забве­ние / Пер. с франц. – М.: Изда­тельство гума­нита­рной лите­ра­туры, 2004. – 728 с.
4. Allen Pat B. Art Is a Way of Knowing / Pat B. Allen. – Published by Shambhala. – 1995. – 204 p.
5. Lebedeva L. «ART THERAPY-CLEANING» Méthode d’exploration et de purification de la mémoire émotionnelle dans l’art-thérapie // Natures et Cultures en Arts-Thérapies / Revue annuelle de la Fédération Française des Art-Thérapeutes. 19ème Colloque annuel, 30 et 31 mars 2019. – Paris: FFAT, 2019. – P. 91–98.
6. Hill A. Art Versus Illness: A Story of Art Therapy. – Published by George Allen & Unwin Ltd, London, 1945. – 106 p.
7. Quote of Degas in 1883, as cited by Colin B. Bailey, in The Annenberg Collection: Masterpieces of Impressionism and Post-impressionism, publish. Note 10 Degas confided this to Pierre-George Jeanniot. New York: Metropolitan Museum of Art, 2009. – 30 p.

Поделиться:

Републикация части материала, не превышающей по объему 25% исходной статьи, допускается с обязательным указанием автора и гиперссылкой на адрес полнотекстового материала на сайте art-in-psychology.com
Републикация части материала, не превы­шающей по объему 25% исходной статьи, допускается с обязательным указанием автора и гиперссылкой на адрес полнотекстового материала на сайте art-in-psychology.com
{{amount}}
Товар добавлен в корзину
Наверх